На главную
Реконстукция "темных веков" Исторические источники Переводы поэтических источников Генеалогические древа королей бриттов и англосаксов Ссылки Гостевая Разное - карты, рисунки и т.д.

Реконструкция "темных веков" >> История англо-саксов

 

ШЭРОН ТЁРНЕР. ИСТОРИЯ АНГЛО-САКСОВ.

 

КНИГА IV. ГЛАВА III. << КНИГА IV. ГЛАВА IV.  >> КНИГА IV. ГЛАВА V.

THE
HISTORY
OF THE
ANGLO - SAXONS
FROM

THE EARLIEST PERIOD TO THE

NORMAN CONQUEST.

BY SHARON TURNER
Описание населяемой саксами местности

1840



ШЭРОН ТЁРНЕР

ИСТОРИЯ АНГЛО-САКСОВ

КНИГА ЧЕТВЕРТАЯ. ГЛАВА IV.

Правление Этельвульфа. — Вторжение Норманнов. — Рождение Альфреда Великого. — Его Путешествия. — Свержение Этельвульфа.



[836 – 856. Юность Этельвульфа.] Смерть Эгберта в 836 году приостановила на некоторое время доминирование западносаксонской монархии, так как скипетр монарха оказался в посредственных руках его сына Этельвульфа. Этот принц, ставший в отсутствие иных наследников его преемником, в то время был монахом. Получив в детстве обучение у Хельмстана, епископа Винчестера, Этельвульф в юности какое-то время разделял бранные труды отца. В 823 году после поражения Мерсии он вместе с Альстаном совершил поход в Кент и был назначен своим отцом королем этой страны (1); однако бездеятельная неуверенность характера отвратила его от целеустремленной жизни, и он возвратился к своему наставнику, который вверил его заботам Свитина, настоятеля монастыря в Винчестере. От Свитина принц получил не только образование, но и монашеский постриг, и своим первым учителем был возведен в поддьяконы (2).
     Эгберт не отказал ему в покое уединения, которое так жаждали скромные способности и кроткий нрав Этельвульфа, ибо другой сын подавал надежды прославить свой род (3). Однако жизнь – есть дар непостижимый, изменяющийся по воле тех факторов, воздействия которых мы не можем проследить и чью власть не в силах ограничить. Предназначенный Эгбертом наследник его короны сошел в могилу раньше отца, и эта трагедия облекла Этельвульфа той значимостью, которую никогда, возможно, и не получил бы присущий ему характер. Он стал, как когда-то Эгберт, единственным здравствующим потомком Кердика, почитаемого предка западносаксонских государей. Это несчастье превратило восшествие Этельвульфа на престол в предмет всенародного вожделения; и хотя суверены довольно часто по своему желанию нисходили с трона в монастырь, взойти из монастыря на трон было не так легко. В первую очередь, чтобы освободить Этельвульфа от его священнического обязательства, требовалось папское разрешение; когда оно было получено, он принял корону Эгберта (4).
     Его бездеятельный, мягкий и нерешительный характер (5) не соответствовал требованиям времени; к счастью, он обладал огромным подспорьем, владевшим способностью противодействовать неблагоприятным последствиям его беспомощности, – мудрым и энергичным министром. Альстан, епископ Шерборна, прежде находившийся под покровительством Эгберта, по его смерти стал политическим и военным наставником Этельвульфа: он был влиятелен, воинственен и умен. Ему выпала достойная и редкостная судьба – занимать высокое положение в течение пятидесяти лет. Он всячески пытался пробудить в Этельвульфе те властные проявления, которые королевское достоинство вменяет монарху в обязанность. Он обеспечивал поступление средств в казну и принимал участие в организации армии. Его разумные меры, пусть иногда расстроенные некомпетентным исполнением и внезапными агрессиями, которые не может предотвратить никакая бдительность, имели повсеместный успех при отпоре многочисленных нападений и защите страны от непрекращающихся набегов (6).
     Весьма любопытно и не менее интересно в человеческой истории наблюдать, что когда проявляются тяжелейшие политические невзгоды, угрожающие поколебать основы гражданского общества, они, как правило, характеризуются весьма значительным ростом величайших личностей, наделенных талантом и способностями, достаточными чтобы воспрепятствовать распространению зла, и даже обратить причиненные им бедствия в благоприятный исход. Одним из таких выдающихся людей был Альфред Великий. Принимая во внимание те великие цели, которые он достиг, и те трудности, под которыми сформировался, никакая другая историческая личность в этот период не вправе более заслужено притязать на наше внимание и восхищение, чем этот досточтимый король.
     Этельвульф женился на Осберге, дочери Ослака, человека удостоенного эпитета «знаменитый виночерпий короля», который вел свой род от вождя, получившего при Кердике во владение остров Уайт (7).
[Рождение Альфреда. 849.] После рождения трех старших сыновей Осберга в Уонтедже, что в Беркшире, разрешилась от бремени Альфредом (8). Ее весьма хвалили за набожность и сметливость, тем не менее, образование Альфреда, видимо, не успело коснуться ее одаренности, ибо отец женился на другой женщине прежде, чем истек шестой год его детства. Она, как говорят, поручила обучение Альфреда Свитину, наставнику его отца (9). Епископ, возможно, зародил или привнес то привычное благочестие, которое так отличало Альфреда, но был, бесспорно, негоден в качестве учителя, ибо Альфред провел свое детство, не зная грамоты.
     Успехи во Франции, расширили диапазон устремлений норманнов, каждое новое их нападение на Англию становилось все более и более грозным. В 851 году они впервые рискнули перезимовать на острове Танет (10). Это стало новой вехой в их поведении. Древний обычай велел пирату находиться в походе летом, а с наступлением осени непременно возвращаться домой. Однако победы Рагнара во Франции преумножили их смелость и расширили их кругозор. С этого момента они возымели дерзость оставаться в тех странах, на которые совершали набеги.
     
[852.] Весной они предприняли попытку самого серьезного вторжения на земли англосаксов, которое когда-либо испытывала Англия. Их численность на этот раз, возможно в результате объединения, превосходила любую ранее предшествующую. Они вошли в Темзу на 350 судах, разграбили Кентербери и Лондон и двинулись в Мерсию. Имена их вождей не упомянуты, но поскольку Рагнар Лодброк в этот момент находился на пике своей активности, то не исключено, что именно он возглавлял захватчиков, или же содействовал им.
     До 838 года Мерсией правил Видтлаф. Его сын и жена почили при его жизни и были похоронены им рядом с Этельдритой, дочерью Оффы. Она предоставила ему приют во время преследований Эгберта, и его благодарность была столь глубока, что, когда он узнал о ее смерти, то слег от горя, и спустя время стоило большого труда увести его с ее могилы. Ему наследовал брат Бертульф, ознаменовавший восхождение на престол одобрением убийства внука Видтлафа; убийцей стал его собственный сын, а причиной послужило стремление к власти. Бертульф был королем Мерсии, когда северные воины вошли в его владения (11); он пытался отразить их, но был разбит (12).
     Норманны после этой победы повернули на юг и вторглись в Суррей. Западные саксы собрались под знамена Этельвульфом и его сына Этельбальда, и у Аклеи, поля дубов, эти два народа встретились; последовало сражение, которое отчаянная храбрость обеих армий сделало продолжительным и чрезвычайно кровавым. Захватчики оставили свои позиции лишь тогда, когда большая их часть полегла в бою. Англичане, наконец-то, одержали победу; сражение было столь сокрушительным, что Ассер, живший в это время, когда норманны брали верх в самых яростных противоборствах, тем не менее свидетельствует, что столь огромная резня захватчиков никогда не была известна ни до того дня, ни на его веку после (13).
     В своем графстве олдермен Девоншира уже побеждал их у Вэнбери, а Этельстан, подвластный король Кента, с дуксом Элхере, наслаждались подобным успехом в Сандвиче, где были захвачены девять вражеских кораблей (14).
     Череда монархов Мерсии в описываемый момент приближалась к своему завершению. В 852 году Беортульфу наследовал Буррхед, последний король Мерсии, который годом позже испрашивал помощь у Этельвульфа против бриттов Уэльса (15). Буррхед уже сходился с ними в бою, в котором пал британский король Макрфин Фрич. Ему наследовал Родерик, ознаменованный в валлийской истории эпитетом Mawr или Великий (16). Правда эпитет как таковой скорее выражает чувства соотечественников, нежели достоинство его личности. Он может существовать только в местной истории, пока пребывает в ее периферийном уединении; между тем, сила выражения исчезает, когда личность, которой он сопутствует, переносится во всемирную историю просвещенных веков. Тот, кто в стародавнюю эпоху казался великим в пределах небольшой местности, со временем становится крохотным и неприметным; и едва ли не смехотворно применять один из самых величественных символов документально засвидетельствованного достоинства к действиям столь незначительным, и к фигурам столь сомнительным, как мелкий валлийский правитель. Великие прозвания истории могут предназначаться лишь тем, кто способен вынести сравнение с прославленными личностями любой эпохи, подобно высочайшим природным вершинам, которые не зависимо от того, находятся ли они в Италии, Тартарии или Чили, своей величественностью на протяжении веков вызывают восхищение у любого наблюдателя.
     
[853.] Родерик подвергся нападению Этельвульфа и Буррхеда, которые, победоносно опустошая все вокруг, прошлись по Англси (17). Затем Этельвульф выдал свою дочь Этельсвиту за мерсийца, по-царски справив свадебное торжество в Чиппенхэме (18).
     Викинги снова появились на Танете. Эалхере с вооруженными людьми Кента и Худа с людьми Суррея огорошили захватчиков яростью своего первоначального натиска; однако затем схватка перешла в упорное противостояние, английские военачальники пали, и после того, как многие с обеих сторон были убиты или утонули, пираты одержали победу (19).
     
[Поездка Альфреда в Рим.] На пятом году жизни Альфреда Этельвульф пришел, по всей видимости, к мысли сделать его в обход трех старших сыновей своим преемником. Это намерение обусловлено тем, что в это время отец отослал его в Рим с большой свитой вельмож и разной челяди, где по его просьбе Альфред был помазан Папой на королевский престол (20).
     
[855. Снова в Риме.] Явно засвидетельствовано, что король любил Альфреда сильнее остальных сыновей (21). Когда два года спустя он самолично отправился в Рим, то взял Альфреда с собой, ибо был привязан к нему крепкой любовью (22). Предположение о том, что он намеревался сделать Альфреда своим преемником, таким образом, согласуется с фактом его отеческого пристрастия. Матфей Вестминстерский подтверждает, что одна из причин восстания, которое последовало против Этельвульфа, заключалась в том, что он повелел короновать Альфреда и, тем самым, так сказать, лишил других своих детей возможности наследовать королевство (23).
     Во время путешествия по Франции Альфред был весьма радушно принят Бертином и Гримбальдом (24). Когда Альфред в ходе последующих событий достиг королевского достоинства, он вспомнил услуги и одаренность Гримбальда, вознаградил их крепкой дружбой и извлек из них огромную пользу.
     
[Пожертвование Этельвульфом десятины.] В 855 году Этельвульф с одобрения витенагемота преподнёс церкви пожертвование, которое обычно истолковывается как предоставление ей десятины. Однако если внимательно прочесть расплывчатые фразы трех списков грамоты, предоставленной нам тремя хронистами, то окажется, что это пожертвование не могло являться истинным дарением десятины всей Англии. Эти фразы подразумевают что, перед нами либо акт освобождения земель, уже бывших прежде у духовенства во владении, от всех повинностей и денежных выплат, которыми англосаксонские земли были большей частью обложены (25), либо же это был дополнительный дар земли, не десятины, а либо личных наследственных земель короля, либо чего-то другого, что не объяснено. Причина дарения, указанная в грамоте, подкрепляет первую гипотезу (26), однако термины, использованные для обозначения тех, кому предоставлялось пожалованное, как кажется, ограничивают их (27) монашествующими персонами. Однако каким бы ни был его первоначальный смысл, духовенство в последующие века интерпретировало его в явный и официальный дар десятины всего королевства (28).
     Сам же он с великой пышностью и в сопровождении Альфреда (29), которому пошел седьмой год, чуть погодя отправился в Рим. Поскольку путешествия важных особ в Рим проводились в те дни, как правило, по суше, Этельвульф вначале посетил Францию, где Карл, французский король, принял его с почетом и королевской щедростью и повелел сопроводить его через свои владения с всевозможным почтением (30).
     
[Подарки Этельвульфа Папе.] Подарки, которые западно-саксонский король преподнес Папе, выделялись исключительным великолепием. Помимо дорогих одеяний его современник Анастасий перечисляет корону из чистого золота, весом четыре фунта, два золотых сосуда, называемые Baucas, меч, украшенный чистым золотом, два золотых изваяния и четыре саксонских блюда из позолоченного серебра. Король преподнес золотые подарки всему римскому духовенству и знати, а также серебро римскому народу (31).
     
[855.] Этельвульф пробыл в Риме год и за это время восстановил саксонскую школу, основанную Инэ (32). В прошлом году из-за нерадивости своих английских жильцов в ней случился пожар, и она сгорела дотла (33). Один из поступков, совершенных им в Риме, демонстрирует его патриотизм и влиятельность и заслуживает доброй памяти. Увидев, что публично кающиеся и ссыльные были закованы в железо, он заручился папским предписанием, что ни один англичанин из его отечества при наложении епитимии не будет заключен в оковы (34).
     
[856. Его бракосочетание с Юдифью.] Путешествуя по Франции, он обнаружил, что старость не освобождает от любви. В июле он испросил разрешение о брачном союзе с Юдифью, дочерью Карла, а в октябре Хинкмар обвенчал их. Он согласился разделить с ней королевское достоинство, и корона Уэссекса была водружена на ее голову. Высокими заинтересованными сторонами был произведен взаимный обмен подарками, и Этельвульф стал готовиться к отплытию в Англию (35).
     Найдется совсем немного браков, заключенных нашими монархами, которые были бы более важными по своей значимости для славы и счастья Англии, нежели этот, который в то время, возможно, и казался достойным порицания из-за неравенства возрастов сторон, и от отвращения при виде , как убеленный сединами старец подражает юному новобрачному. Но именно эта леди положила начало образованию Альфреда, и от нее, таким образом, идет весь его накопленный литературный багаж.
     
[Восстание Уэссекса.] Между тем, супружеское счастье Этельвульфа было прервано известием об успешном заговоре против его власти, угрожавшем ему свержением и изгнанием. Заговор был осуществлен епископом Альстаном, которому Этельвульф был обязан всем своим благополучием. Во главе его был поставлен Этельбальд, старший из наследственных принцев. В восстании принимал участие элдормен Сомерсета. Основной целью заговора было сорвать планы Этельвульфа относительно поддержки Альфреда и возложить корону на Этельбальда (36). Общеизвестный повод – возведение молодой жены Этельвульфа в сан королевы. Злодеяния Эадбурги побудили англосаксонский народ запретить женам их королей короноваться (37). Поездка Этельвульфа в Рим без отказа от короны, возможно, стала началом определенного недовольства, ибо два предыдущих монарха Уэссекса, предпринявших подобный шаг – Кедвалла и Инэ – сначала отреклись от престола. Правда Оффа сохранял его во время своей поездки, но Этельвульф, уже побывавший в лоне церкви, не имел воинственного характера Оффы, чтобы привлечь на свою сторону или переубедить своих тэнов и элдорменов. Поэтому предпринятая им поездка, так походившая на повторное обретение своей юношеской набожности, возможно, вызвала недовольство суровых англосаксов, которые практически не думали о религии до тех пор, пока какое-то событие не побуждало их полностью отречься от мира.
     
[Смещение Этельвульфа.] Поначалу заговорщики собирались с силами в Селвудском лесу. Отсутствие короля благоприятствовало их замыслу; и тогда его привязанность к римскому престолу в сочетании с перспективой наследования королевства подростком в ущерб братьев, которые вместе с первородством обладали еще и зрелостью, видимо, пошатнула всеобщую преданность, а совпавший с этими обстоятельствами на руку заговорщикам брак Этельвульфа, довершил его непопулярность. Когда Этельвульф вернулся домой, он счел заговорщиков слишком могущественными, чтобы оказывать им сопротивление; однако знать всего Уэссекса не позволила полностью лишить его трона. Она способствовала принятию соглашения между двумя сторонами, по которому Этельбальд должен был владеть западной Саксонией, лучшей частью королевства (38), а Этельвульф довольствоваться восточными районами, которыми когда-то обладал Этельстан. Король, не расположенный к войне, да и, возможно, запуганный мощью своих противников, подчинился этому предложению (39).

      (1) Существует грамота Эгберта, датированная 823 годом, в которой он говорит относительно Этельвульфа: ''quam regem constituimus in Cantia" («кого королем посадил в Кантии» – прим. al_avs). Thorpe, Registrum Roffense… P. 22. <текст>
      (2) Thomae Rudborne. Histiria major Wintoniensis, lib. III. c. I. p. 199, опубликована в Wharton's Anglia Sacra, vol. I. — Willielmi monachi Malmesburiensis, De gestis pontificum Anglorum // Rerum Anglicarum scriptores post Bedam praecipui, ex vetustissimis codicibus manuscriptis nunc primum in lucem editi. Francofurti, 1601. P. 242. Chronica Joannis Wallingford // Historiae Britannicae, Saxonicae, Anglo-Danicae scriptores XV. Ex vetustis codd. MSS. editi opera Thomae Gale Tr. Pr. Oxoniae, 1691. P. 532. Ни один надежный документ не дает нам право сказать, что он был епископом. <текст>
      (3) Летописцы в большинстве случаев о нем не упоминают, подразумевая, что Эгберт не имел других наследников, однако извлечение, переведенное Лиландом из Chronico quodam Vilodunensi Anglicis rhithmis scripto, явно говорит: «Atwulphus rex Egberti filius secundus» («Атвульф, второй сын короля Эгберта» – прим. al_avs). Joannis Lelandi antiquarii de rebus Britannicis collectanea. Londini. 1770. Vol. III. P. 219. <текст>
      (4) Wallingford, 532. Имя этого короля было искажено тем преобладающим в то время разнообразием орфографии, которое нередко запутывало историю. Этевульф, Этульф, Атульф, Адульф, Айтульф, Адхелульф, Ателульф, Атвульф. <текст>
      (5) Выражения В. Мальмсберийского: natura lenis et qui sub quiete degere quam multis provinciies imperitare mallet — crassioris et hebetis ingenii («кроткий по природе, он предпочитал спокойную жизнь господству над множеством провинций — незатейливая и вялая натура» – прим. al_avs), De gestis regum Anglorum. P. 37. — mansuetoris ingenii — segnem («мягкий нрав — вялый» – прим. al_avs). Ib. P. 247. <текст>
      (6) Не смотря на то, что Альстан лишил его монастырь некоторых привилегий, Вильям в своей истории (De gestis regum Anglorum. P. 37) и в De gestis pontificum (P. 247) упоминает его с восторгом, который щедро и энергично выказывает. <текст>
      (7) Asser, De rebus gestis Ælfredi, P. 4. (Annales rerum gestarum Ælfredi magni, auctore Assrio Menevensi recensuit Franciscus Wise, A.M. Oxonii. 1722). При рождении своего внука Ослак находился во здравии, поскольку в качестве посла Этельвульфа подписывал грамоту, в которой король Мерсии жаловал привилегии Кроуленду в 851 году. Ingulf. P. 15 (Descriptio compilata per dominium Ingulphum abbatem monasterii Croyland… // Rerum Anglicarum scriptores veterum. Tom. I. Oxoniae, 1684). <текст>
      (8) Ассер (De rebus gestis Ælfredi, P. 3) добавляет, что эта местность была названа Berroc scire, a Berroc silva, ubi buxus abundantissime nascitur («из-за леса Беррок, где в изобилии растет самшит» – прим. al_avs). <текст>
      (9) Rudborne, Histiria major Wintoniensis. P. 207. В Британском Музее хранится превосходный манускрипт о святом Свитине, в десятом столетии написанный Лантфредом. MS. Bib. Reg. XV. C. 7. Правда, рассказ о чудесах, сотворенных Свитином, включен в него исключительно для того, чтобы оправдать его канонизацию при короле Эдгаре. Одна из частей манускрипта содержит искусно сложенный латинский гимн, выполненный в виде акростиха. <текст>
      (10) Chronicon Saxonicum. P. 74. Ассер (De rebus gestis Ælfredi, P. 5) располагает зимнюю стоянку на острове Шеппи; однако опубликованная Хроника датирует их первую зимовку на Шеппи 854 годом. Манускрипт Саксонской хроники Tiberius B iv указывает (так называемая рукопись D – прим. al_avs) 855 год. <текст>
      (11) Ingulf. P. 11. АСХ. А: 851. Г-н Юм ошибочно говорит, что Мерсией в этот период правил Брикхтрик (Hume David. The history of England: from the invasion of Julius Caesar to the revolution in 1688. Vol. I. Chap. II). <текст>
      (12) АСХ. А: 851. Flor. Wig. P. 295 <текст>
      (13) Asser. P. 6. Вольтер удивительным образом путал это вторжение с вторжением против Этельреда, произошедшее более чем на столетие позже. Он говорил: "On pretend qu'en 853, ils remonterent la Tamise avec trois cens voiles. Les Anglais ne te defenderent mieux que les Francs. Ils payerent comme eux leurs vainqueurs. Un roi nomme Ethelbert suivit le malheureux exemple de Charles le chauve. Il donna de l'argent". Essai sur les Moeurs. Oeuvres completes, T. 16. P. 472. ed. 1785.. В предшествующих абзацах он путает бриттов с англами. "Les Anglais, — ils n'etaient echappes du joug des Romains que pour tomber sous celui de ces Saxons". Ibid. <текст>
      (14) Asser, p. 6. АСХ. А: 851. В отношении Этельстана существует некоторая путаница. Тремя источниками – Генри Хунтингдонским (Henr. Hunt. 345), Мелроузской хроникой (Mailros, 142) и Роджером из Ховедена (Hoveden. P. 412) он назван братом Этельвульфа. Однако Флоренс Вустерский (Flor. Wig. 291), Этельверд (Ethelwerd, 841), Вильям Мальмсберийский (W. Malmsb. P. 37) и изданная Саксонская хроника (Chronicon Saxonicum ех MSS Codicibus nunc primum integrum edidit ас latinum fecit Edmundus Gibson – прим. al_avs) делают его сыном Этельвульфа. Рукопись Саксонской хроники MS Tiberius B. IV из библиотеки Коттона расходится с изданной, поскольку называет его сыном Эгберта. Она говорит, "feng Ethelwulf his sunu to West Seaxna rice; and Ethelstan his other sunu, feng to Cantwara rice, and to Suthrigean, and to Suthseaxna rice («Этельвульф, его сын, наследовал королевство восточных саксов, а Этельстан, другой его сын, наследовал королевство Кент и Суррей, и королевство южных саксов» – прим. al_avs). Матфей Вестминстерский (Matt. West. P. 301) и (Rudborne. P. 201) делают его незаконнорожденным сыном Этельвульфа. Свидетельство Ассера (Asser. P. 6) позволяет решить, что он был сыном Этельвульфа, не смотря на то, что эти наглядные слова отсутствуют в его труде в Cotton MSS. Бромтон говорит, что у Этельвульфа был сын Ательстан, однако он умер в annis adolescentia sua («годы своей молодости» – прим. al_avs) (Bromton, 802). Вильям Мальмсберийский заявляет, что Этельвульф дал ему провинции, которые завоевал Эгберт (W. Malmsb. P. 37). Фордун упоминает Этельстана, погибшего в сражении против пиктов (Joannis de Fordun Scotichronicon, cum supplementis et continuatione Walteri Boweri ... E codicibus mss. editum. cum notis et variantibus lectionibus. Edinburgi. 1759. Lib. IV. C. 14. P. 666). В 850 году он скрепил подписью грамоту как король Кента. Thorpe, Registrum Roffense… P. 23. Доктор Уиттакер предполагает, что он – св. Неот, но это скорее азартное предположение, нежели подкрепленная чем-то существенным гипотеза. <текст>
      (15) Asser. P. 6. <текст>
      (16) Wynne William. The History of Wales. P. 27. <текст>
      (17) Wynne William. The History of Wales. P. 27. Asser. P. 7. АСХ. А: 853. <текст>
      (18) Asser. P. 7. Matt. West. P. 305. Буррхед, таким образом, сделался шурином Альфреда. Вольтер неточно называет его дядей. Comme Burrhed son oncle. Oeuvres completes, T. 16. P. 473. <текст>
      (19) Asser. P. 7. Квида о Рагнаре упоминает один из его подвигов на английском мысе, где пал английский нобль Валтиоф. Смотри выше, кн. IV, гл. III. <текст>
      (20) Так утверждают Флоренс Вустерский (Flor. Wig. P. 290), Симеон Даремский (Sim. Dun. P. 139), Радульф из Дицето (Rad. Diceto. P. 450), Мелроузская хроника (Mailros. P. 142), Матфей Вестминстерский (Matt. West. P. 307) и Хроникон Иоанна де Такстона (MSS. Cotton. Lib. Julius, A. 1). Поскольку св. Неот, сын или брат Этельвульфа, примерно в это же время семь раз посещал Рим, его поездки или советы, возможно, имели некоторую связь с этим замыслом. <текст>
      (21) Cum communi et ingenti patris sui et matris amore supra omnes fratres suos («Наряду с народом своим отцом и матерью он был любим больше своих остальных братьев» – прим. al_avs). Asser. P. 15. Матфей Вестминстерский (Matt. West. P. 307), Симеон Даремский (Sim. Dun. P. 141) и Флоренс Вустерский (Flor. Wig. P. 297) утверждают то же самое. <текст>
      (22) Filium suum Ælfredum iterum in eandem viam secum ducens, eo quod, illum plus ceteris filiis suis diligebat («Сына своего Альфреда взяв с собой снова в то же путешествие, поскольку любил его больше остальных своих сыновей» – прим. al_avs). Asser. P. 8. <текст>
      (23) Causa autem bifaria erat, una quod filium juniorem Ælfredum, quasi aliis a sorte regni exclusis, in regem Romæ fecerat coronari («причин же было две; одна – потому, что младшего сына Альфреда, как если бы остальным было отказано от наследования королевства, он как короля короновал в Риме» – прим. al_avs). Matt. West. P. 308. <текст>
      (24) Vita Grimbaldi. Joannis Lelandi antiquarii de rebus Britannicis collectanea. I. P. 18. <текст>
      (25) Ингульф, Вильям Мальмсберийский и Матфей Вестминстерский утверждают, что приводят копии грамоты. Король (в списке Ингульфа) после рассказа о грабежах норманнов добавляет с некоторой путаницей в грамматике и стиле: "Посему я, Этельвульф, король западных саксов, с советом моих епископов и дворян, подтверждая благотворный совет и единое средство, согласились, что я присудил некоторую унаследованную часть земли всем рангам, прежде обладавшим ею, мужеского ли, или женского пола слугам Божьим, служащим Ему, или обездоленным мирянам, неизменно десятую часть жилища; где она может быть минимальной, тогда десятая часть всего имущества должна быть передана в бессрочную свободу церкви, так, чтобы она могла быть в безопасности, и защищена от всех светских повинностей и королевских налогов, крупных или мелких, то есть от взимания налогов, которые мы называем wynterden; и что бы она могла быть освобождена от всех дел, и от военных походов, возведения мостов, и строительства крепостей". Ingulf. P. 17. Список Вильяма Мальмсберийского во многом совпадает с приведенным выше, за исключением слов "десятую часть всего имущества", приводя ''также десятую часть", но опуская слова "всего имущества", и изменив "tum" на "tamen". W. Malmsb. P. 41. Матфей Вестминстерский (Matt. West. P. 306) придает грамоте другой аспект: он приводит ее как безусловный наследственный акт дарения, но преобразовывает расплывчатый термин "земля", используемый другими хронистами, в ''мою землю". Таким образом, "Я жалую часть моей земли, для обладания в бессрочное право, а именно, десятую часть моей земли, что бы она могла быть освобождена от всех служб, и от светских повинностей и от королевских податей" и т.д., добавляя ту же самую причину дарения, что и выше. Естественный смысл слов Матфея ограничивает пожалованные земли собственными землями короля, являвшимися лишь небольшой частью королевства, но передает право собственности более явно, чем другие. Я думаю, нет никакого основания полагать, что десятины впервые были пожалованы именно в тот момент, однако эта грамота должна была воплотить в жизнь ряд действий, упомянутых в ней. <текст>
      (26) "Дабы могли они усерднее и беспрестанно изливать за нас молитвы Господу, ибо мы отчасти облегчили их повинность , «corum servitutem in aliqua parte levigamus»". Ingulf. P. 17. W. Malmsb. P. 41. Смягчение повинностей – это не пожалование десятины. <текст>
      (27) Ингульф использует выражение "famulis et famulabus Dei, Deo servientibus sive laicis miseris". У Вильяма Мальмсберийского фраза та же, но он опускает эпитет "miseris". Famulabus не может относиться к настоятелям или викариям; под «famulis et famulabus Dei» обычно подразумевают монахов и монахинь. Список Матфея Вестминстерского эти слова заменяет на "Deo et beatae Mariae, et omnibus sanctis". Но Матфей писал в самом конце тринадцатого столетия. Копия Ингульфа приблизительно на два столетия древнее его списка. <текст>
      (28) Именно так и Ингульф, и Вильям Мальмсберийский, и другие формулируют его; однако все ранги, которые получили дарственный акт, попытались расширить его смысл для своей собственной выгоды настолько, насколько позволяла перестановка слов. Предписывающий акт как таковой выражается лишь смыслом используемых слов. Мнение Ассера о его сути было бы весьма ценно, если бы было выражено ясно: ибо, как современник событий, он должен был передать смысл, известный ему в своей первоначальной редакции. Если бы первая часть его фразы стояла обособленно, она бы подтверждала наше первое толкование, но его высокопарность после нее добавляет нечто такое, что, даже если и означает что-то большее, то смысла сказанного я не понимаю. Пассаж звучит таким образом: ''Он освободил десятую часть всего его королевства от всех королевских повинностей и податей, и в вечной грамоте крестом Христа, ради искупления души своей и своих предшественников, совершил пожертвование триединому Богу". Я не нахожу, что последние слова восполняют смысл первых, которые означают ни что иное как освобождение от жизненных тягот. Они, как кажется, присовокупляют всего лишь то, что он преподнес данное освобождение в качестве пожертвования Господу. <текст>
      (29) Asser. P. 9. <текст>
      (30) Annales Francorum Bertiniani in Bouquet's Recueil des historiens des Gaules et de la France, tom. VII. Paris, 1750. P. 71. <текст>
      (31) Anastasii, S.R.E. Bibliothecarii Historia, de vitis romanorum pontificum a b.Petro apostolo usque ad Nicolaum I. vol. i. P. 403. ed. Rome, 1718. <текст>
      (32) Rudborne. P. 202. Анастасий описывает ее как подворье, quae in eorum lingua burgus dicitur («которое на их языке называется бург»– прим. al_avs). Anastasii... P. 317. Место, где она располагалась, называли саксонской улицей, Saxonum vicum. Anastasii... P. 363. Этой школе англосаксонские вельможи и монархи оказывали весьма существенную помощь. <текст>
      (33) Anastasii... P. 317. <текст>
      (34) Rudborne. P. 202. <текст>
      (35) Annales Francorum Bertiniani. P. 72. — Asser. P. 8. Церемония, проведенная при коронации Юдифи, встречается до сих пор. О ней можно узнать у Дю Шена (Du Chesne Andreae. Historiae Francorum scriptores… Vol. II. P. 423). <текст>
      (36) Matt. West. P. 308. Томас Рудборн также говорит, что некоторые пишут, quod filii insurrexerunt contra patrem propter invidiam quod frater minimus, viz. Alfredus ante omnes inunctus erat in regem jussione paterna («что сыновья восстали против своего отца из зависти, что младший брат, а именно Альфред, по отцовскому повелению вперед всех был помазан на царство» – прим. al_avs). Rudborne. P. 201. <текст>
      (37) Asser. P. 10, 11. Смотри выше, кн. III, гл. X. Подобное унижение королевы их суверена противоречило, говорит Ассер, обычаю всех германских народов. <текст>
      (38) Asser. P. 9. Он замечает, что occidentalis pars Saxoniae semper orientali principalior est («западная часть Саксонии всегда была важнее восточной» – прим. al_avs), ibid. <текст>
      (39) Сохранилось хвалебное письмо Лупа, французского аббата, к Этельвульфу, выпрашивающее у него возмещение издержек на покрытие церкви его монастыря свинцом. В нем он говорит о хорошем мнении, распространившемся о правлении Этельвульфа, и репутации, которую он приобрел своими усилиями, направленными против врагов Христианства, ссылаясь на его победы над норманнами. Liber epistolarum Lupi abbatis. Epist. XIII в Magn. Bibl. Patr. III. Col. 625. <текст>


© перевод al_avs, 2013



КНИГА IV. ГЛАВА III. << КНИГА IV. ГЛАВА IV.  >> КНИГА IV. ГЛАВА V.


Реконстукция "темных веков" Исторические источники Переводы поэтических источников Генеалогические древа королей бриттов и англосаксов Ссылки Гостевая Разное - карты, рисунки и т.д.

© Webmaster britanniae

Яндекс.Метрика