На главную
Реконстукция "темных веков" Исторические источники Переводы поэтических источников Генеалогические древа королей бриттов и англосаксов Ссылки Гостевая Разное - карты, рисунки и т.д.

Реконструкция "темных веков" >> История англо-саксов

 

ШЭРОН ТЁРНЕР. ИСТОРИЯ АНГЛО-САКСОВ.

 

КНИГА III. ГЛАВА XI. << КНИГА IV. ГЛАВА I.  >> КНИГА IV. ГЛАВА II.

THE
HISTORY
OF THE
ANGLO - SAXONS
FROM

THE EARLIEST PERIOD TO THE

NORMAN CONQUEST.

BY SHARON TURNER
Описание населяемой саксами местности

1840



ШЭРОН ТЁРНЕР

ИСТОРИЯ АНГЛО-САКСОВ

КНИГА ЧЕТВЕРТАЯ. ГЛАВА I.

Политическое положение Норвегии, Швеции и Дании в Восьмом Столетии.



Несмотря на то, что народный язык, не всегда безошибочный, нарек захватчиков Англии данами, на самом деле они состояли из жителей Зеландии и Ютландии, а также народов, проживавших на территориях ныне известных как Швеция и Норвегия. Из них шведы раньше остальных познали плоды цивилизации и, видимо, первыми отказались от практики морского пиратства. Норвежцы с достаточно продолжительными перерывами продолжали свои нападения вплоть до года, на котором оканчивается рассматриваемая нами история. Датчане, возглавлявшие самые страшные нашествия, также добились впечатляющих успехов. При Свене, Кануте и его отпрысках они обладали властью над Англией.
     Сложившаяся к восьмому веку на Севере Европы ситуация характеризовалась двумя особенностями, послужившими причиной возникновения эпохи пиратства. Одна из них – многочисленные локальные малые конунги, правившие в различных ее округах, другая – морские конунги, которыми кишел океан.
     
[Положение Норвегии.] Норвегия, чье изломанное побережье простирается вдоль шумного океана от скал Балтии до Северного Полярного Круга, представляла собой самую неплодородную землю среди областей севера. Ее труднопроходимые горы и нестерпимый холод весьма неблагоприятно сказывались для любого сельскохозяйственного производства; и, тем не менее, они взлелеяли мужественный и энергичный народ, который, не обладая никаким излишеством, не гнушался внезапного вторжения и изливал свои флотилии на заморские побережья, чтобы добыть богатства, предоставляемые более благоприятным климатом (1). Мореплаватель, с которым Альфред советовался и содержал на своей службе, описывает эту местность, называя ее землей Норманнов (Northmanna), как очень протяженную и очень узкую. Все, что человек может использовать под пастбище, или для пахоты, лежит близ моря; однако даже в этих определённых местах она очень скалистая. Дикие пустоши пролегают к востоку и вдоль населённой земли. На этих пустошах живут финны. Эта заселённая к востоку земля весьма широка, но простираясь к северу, непрерывно сужается (2). Охтхере добавил, что "пустоши эти местами так широки, что человек может их пересечь за 2 недели, местами же такие, что человек может их пересечь за 6 дней" (3).
     Из этих описаний можно предположить, что суровые природные условия страны способствовали возникновению морского разбоя. Население проживало вдоль моря. Туземцы были отважны, а их жизнь скудна. Вынуждаемые крайностью существования, они, как правило, искали счастья за пределами родного дома и возвращались назад, обогащенные награбленным добром (4).
     Норвегия в восьмом столетии была разделена на многочисленные самоуправляемые племенные образования – фюльки (fylki), которые исландская сага определяет как области , которые могли бы снарядить двенадцать кораблей, вмещающих шестьдесят или семьдесят хорошо вооруженных воинов каждый (5). Иногда во главе каждого фюлька стоял свой независимый конунг. Иногда под властью какого-либо правителя находились несколько фюльков (6). Географическое описание Норвегии называет двадцать два таких фюлька, не считая Тронхейма, включавшего в себя еще восемь (7). Количество независимых княжеств, по всей видимости, менялось исходя из личных амбиций и успехов того или иного правителя. Сага о Хервёр рассказывает, что в какой-то период в Норвегии насчитывалось двенадцать королевств (8). В девятом столетии их число значительно возросло. Снорри, один из самых ценнейших средневековых историографов Норвегии (9), в Саге о Харальде Прекрасноволосом перечисляет нам фюльки, которыми владел этот король, потомок малого правителя южной части Скандинавии, вступивший на престол в 862 году (10). Харальд дал обет покорить всех этих мелких князьков, как Горм подчинил их в Дании, а Эйрик – в Швеции. Он исполнил свою клятву. Для начала он уничтожил конунгов, правивших в восьми фюльках Трандхейма, и подчинил эти фюльки своей власти (11). Дальнейшая часть его жизни была в основном посвящена войнам с оставшимися независимыми правителями. Борьба закончилась объединением всех их под единоличной монархией Харальда (12).
     
[Положение Швеции.] Окаймленная горными кряжами Норвегии, Швеция была страной, выделяющейся своим изобилием, богатством и торговлей (13). Ее население было многочисленным, воинственным и гостеприимным (14). Швеция, которой ныне называется огромная территория, управляемая шведским монархом, в древние времена ограничивалась землями вокруг Упсалы (15).  До восьмого столетия она состояла из множества местных княжеств, называемых Herads Konungr, над которыми доминировал конунг Упсалы. По мере расширения пахотных земель лесные чащобы расчищались под поля, возникали новые королевства (16). Упомянуты девятнадцать из числа подобных малых королевств (17). Король Упсалы, покорив этих мелких правителей, получил имя Thiod Kongr (18). Ингьяльд, погибший при вторжении Ивара Широкие Объятья, обманом погубил двенадцать малых конунгов (19). Король Упсалы получал дань от остальных конунгов, получивших из-за этого название Skatte Kongar, короли-данники (20). Тем не менее, эти зависимые правители подчас накапливали, занимаясь пиратством, так много богатства, что нередко становились могущественнее своего господина (21).  До начала восьмого столетия Швеция не располагала обширными поселениями: издревле она была настолько богата лесами и чащобами, что требовалась многодневное путешествие, чтобы пробраться через них. Отец Ингьяльда прославил себя, превратив многочисленные леса и пустоши в пахотную землю (22).  Он проложил дороги через дебри, куда еще не ступала нога человека, и благодаря его мудрому старанию большие участки страны впервые украсились домами, посевами и благоденствующим народом (23). Эта территория, однако, была все еще так мало заселена, что в восьмом столетии сын Ингьяльда Олаф, изгнанный Иваром, обнаружил западнее королевства Упсалы, у озера Венир, необитаемый край дремучих лесов. Топором и огнем он расчистил местность близ реки, впадавшей в озеро; так возникли область и королевство Вермаланд (24). Только в девятом столетии в Ямтланде и Хельсингланде, двух северных областях Швеции, появились постоянные поселения. Люди, бегущие от тирании правителя, раскорчевывали леса и переселялись вглубь региона (25).  Характерным для всего севера Европы, как представляется, являлось то, что внутренние области любой страны представляли собой дикие безлюдные места. Населены были лишь побережья, а поскольку аборигены недооценивали земледелие, некоторые горячие головы склонились к пиратству, прочие же, пристрастившись к охоте и выпасу скота, приложили немало усилий, чтобы избавиться от препятствовавших им чащоб и обширных болот (26). Швеция в течение долгого времени была излюбленной добычей пиратов Дании и Балтии (27). В восьмом столетии Упсальской державой овладел Ивар Широкие Объятья, малый конунг Сконе, отец которого входил в число вождей, погубленных Ингьяльдом (28). В дальнейшем Упсала продолжала наращивать свою власть и превосходство.
     
[Положение Дании.] Страна датчан состояла из островов, разделенных беспокойным океаном, и территории полуострова Ютландия, практически изолированной от континента своими многочисленными заливами. Из датских островов Фюн был знаменит своим Odinsee – местом в Дании, куда из Саксонии пришел Один после своего известного исхода с берегов Танаиса (29). На этом месте вырос большой город. Остров был очень плодороден, однако побережья его кишели пиратами (30).
     Среди других островов выделялась Зеландия, в первую очередь величиной и древней столицей – Лейре, чей правитель превалировал над всеми остальными королями, правившими в землях данов (31). Ютландия, простиравшаяся от земель англов до пролива Зунд, вмещала основную часть датского населения. Почва там бесплодна, за исключением возделанных земель вдоль рек; и самые посещаемые города располагались в узких заливах, имевших выход к морю. Остальной ландшафт состоял из бескрайних пустошей и соленых болот, собственно как и весь север Европы в этот дикий и злосчастный век. Ютландия изобиловала необитаемыми чащобами, которые вкупе с топями предохраняли внутренние районы страны от людских поселений. Другое дело морское побережье, которое, несмотря на постоянную опасность, исходящую от пиратов (32), было весьма многолюдным.
     Сконе, часть Скандинавского полуострова, тоже была заселена датчанами. То была самая богатая их область (33). Этот полуостров являлся почти островом, ибо от Готланда его отделяла полоса земли, состоящая из дремучих лесов и суровых гор (34). Сконе – родина Ивара, того короля, чье вторжение в Упсалу прервало династию Инглингов. Он же правил частью Англии (35). Саксон Грамматик называет датскими владениями Халландию и Блекингию (36).
     Вульфстан, мореплаватель, с которым Альфред беседовал о северо-восточных странах Балтии, перечислял острова Ланголанд, Леланд, Фальстер и Скони, как принадлежащие в тот период Дании (Denemearca) (37). Немецкие хроники, когда в это время говорят о Дании, вообще подразумевают Ютландию, тем не менее, острова, как представляется, всегда являлись важной частью датских поселений (38).
     Дания издревле управлялась многими малыми королями. Сага о Кнютлингах, перечисляя земли, входившие в состав Дании во времена Канута, добавляет, что, не смотря на то, что ныне они находятся под властью одного правителя, некогда представляли собой многочисленные королевства (39). Согласно этому свидетельству Ютландия включала в себя пять таких Konga-ryki: Шлезвик, Рипен, Архузен, Вибург и Хординг (40). Острова и континентальные области Сконе и Халландии также имели своих правителей, среди которых король Лейре представлялся древнейшим и самым могущественным (41). Эти малые короли именовались Fylki Kongr, королями определенной местности (42). К восьмому столетию их честолюбивые устремления значительно сократили число конкурирующих претендентов на власть. Двое из них поделили власть в Ютландии, по одному правителю имели Фюн, Зеландия и Сконе (43). Число их продолжало уменьшаться, и ко времени начала морских набегов данов на побережье Англии датская королевская власть ограничивалась королем в Ютландии и королем на островах. Чуть позднее уже один monarcha правил всем королевством. Горм Старый, живший в конце девятого столетия, упоминается в причастности к уничтожению оставшихся reguli (44).
     В беседах о королях и королевствах мы пользуемся словами высокого стиля и величавого достоинства. Великолепие, обширные владения, пышность, власть и почитаемое благородство – вот те изысканные картины, которые возникают в нашем сознании, когда мы слышим о тронах. Однако когда мы рассматриваем малых правителей Севера, необходимо выбросить из головы все эти пленительные атрибуты современной королевской власти. Некоторые датские королевства, возможно, и были соизмеримы по величине со средним английским графством, однако же, преобладающее их большинство своими размерами могли конкурировать лишь с нашими сотнями. Восседавшие в своих сельских усадьбах вперемежку со своей небольшой дружиной, эти короли северных фюльков нередко сами становились жертвами пиратских набегов. У них не было ни замков, ни городов, ни оборонительных укреплений (45). Даже Thiod-Kongr, главенствующий правитель, нередко мог пасть от рук своих рабов, вознамерившихся поживиться разбоем (46).
     Во времена Карла Великого мы стали узнавать о королях Дании чуть больше. При нем Годфрид, правивший в Ютландии, подчинил фризов, а также ободритов и часть других славянских племен. Он угрожал Карлу войной. Ему наследовал Хемминг, его кузен, заключивший мир с франкским монархом. Граница между ними была установлена по реке Эйдер. После смерти Хемминга датский престол оспаривался между Сигефридом и Рингом, в войне между которыми погибло 11000 воинов.

      (1) Адам Бременский. Деяния архиепископов гамбургской церкви / Латиноязычные источники по истории Древней Руси. Германия IX-первая половина XII вв. М.-Л. 1989, кн. IV, 30. <текст>
      (2) Смотри рассказ Охтхере, вставленный Альфредом в свой саксонский перевод Орозия. The Anglo-Saxon Version, from the Historian Orosius. By Ælfred the Great. Together with an English translation from the Anglo-Saxon. London: Printed by W. Bowyer and J. Nichols and sold by S. Baker, 1773. P. 24. Заселенная людьми земля, описывает он, составляла около 60 миль в ширину на восток, около 30 миль посередине; а к северу, где уже всего, она могла составлять до пустошей всего три мили. Ibid. <текст>
      (3) Ohthere, ibid. <текст>
      (4) Адам Бременский, кн. IV, 30. <текст>
      (5) Óláfs saga Tryggvasonar eptir Odd munk Snorrason. Стефаний говорит, что древние датчане использовали слово fylki для обозначения территориальной единицы, ныне называемой Len, но достаточно густонаселенной, чтобы иметь возможность снабжать армию. В каждой из них правил суверен. Примечание в его издании Саксона Грамматика. Saxonis Grammaticai Hísforiae Danicae Libri XVI. Stephanus Johannis Stephanius summo studio recognovit notísque uberioribus illustravit. Sorae. Typis et sumptibus Joachimi Moltkenii, Reg. Acad. Hafn. Bibliopol. 1644. P. 118. <текст>
      (6) Óláfs saga Tryggvasonar eptir Odd munk Snorrason. <текст>
      (7) Стефаний перечисляет их. Saxonis Grammaticai Hísforiae Danicae … P. 118. <текст>
      (8) Hervarar saga på Gammal Go̊tska: med Olai Verelj Uttolkning o̊ch Notis. Upsalae, 1672. C. 18. P. 221. Эта сага неизвестного автора является своего рода Исландской Эпопеей. Первоисточник с переводом на родной язык и латинскими примечаниями был издан Верелием в 1672 году. Последнее издание ценно своим латинским переложением саги; правда, в нем опущены весьма сведущие примечания издателя. Я считаю, это плачевно отразилось на качестве всего издания, не говоря уже о несправедливости, предпринятой в отношение самого Верелия. Некоторые из них, возможно, и могли подвергнуться сокращению, но большая их часть не должна была быть охарактеризована как "non momentosre" (не значительные – прим. al_avs). <текст>
      (9) Снорри Стурлусон родился на хуторе Хвамм в Западной Исландии в 1178 (в 1179 – прим. al_avs) году. В 1213 году он стал верховным судьей Исландии. Он был поэтом и историком. Моральная же репутация Снорри не была столь безукоризненна как его талант. Он был убит на хуторе Рейкьяхольт на шестьдесят третьем году своей жизни. Смотри его биографию в предисловии Герхарда Шонинга к своему изданию Heimskringla, edr Noregs Konunga Sögor, или Historia Regum Norvegicorum conscripta a Snorrio Sturlae filio. Havniae, 1777. <текст>
      (10) Annales Islandici vetustissimi, Scriptores Rerum Danicarum Medii Aevi, Partim Hactenus Inediti, Partim Emendatius Editi, Qvos Collegit, Adornavit, Et Publici Juris Fecit Jacobus Langebek. Hafniae. 1772. T. 2. P. 186. <текст>
      (11) Сага о Харальде Прекрасноволосом // Снорри Стурлусон. Круг земной. VII. С. 45. <текст>
      (12) Смотри Сага о Харальде Прекрасноволосом. Последние главы Саги об Инглингах повествуют о прямых предках Харальда, потомках Инглингов Упсалы. <текст>
      (13) Адам Бременский, кн. IV, 21. Римберт, ставший архиепископом Гамбурга в 865 году, оставил нам ценные высказывания о Бирке, которую он называет портовым городом Швеции. Он говорит: «Ibi multi essent negotiators divites et abundantia totius boni atque pecunia thesaurorum multa» («в нем было много богатых купцов, изобилие всяческого добра и много ценного имущества»). Римберт. Житие святого Ансгара / Пер., пред. и комм. В. В. Рыбакова. — М.: Наука, 2007. — (Швеция и шведы в средневековых источниках). С. 40. <текст>
      (14) Адам Бременский, кн. IV, 21. Он говорит, что шведы не только считали позором отказать в гостеприимстве проезжающему, но даже боролись за честь принять его. Там же. Шведы имели столько жен, сколько могли содержать. Там же. <текст>
      (15) Снорри называет этот край Свитьод. Он помещает сюда Инглингов, чью династию прервал Ивар Широкие Объятья. Адам Бременский также отличает Сведию (Suedia) от соседствующих областей Гётланда, кн. IV, 23. <текст>
      (16) Сага об Инглингах // Снорри Стурлусон. Круг земной. XXXVI. С. 30. <текст>
      (17) См. Johannis Messenii Scondia illustrata: seu Chronologia de rebus Scondiæ, hoc est, Sueciæ, Daniæ, Norvegiæ, atque una Islandiæ, Gronlandiæque, tam ecclesiasticis quam politicis; â mundi cataclysmo, usque annum Christi MDCXII gestis. Stockholmiae, typis Olavi Enaei. 1700. Т. I. P. 7. <текст>
      (18) Olaus Verelius. Gothrici et Rolfi Westrogothiæ regum historia lingua antiqua Gothica conscripta. Upsaliae, Curio. 1664. P. 87. Я отметил у Снорри, что древним титулом королей Швеции являлся drottnar (господин). Дюггви был первым кого назвали konungur (королем). Сага об Инглингах // Снорри Стурлусон . Круг земной. XVII. С. 19. Его мать была дочерью (сестрой – прим. al_avs) Дана Гордого, a quo Daniae ortum est nomen («по которому названа Дания»), там же. Снорри говорит, шведы называют своим «дроттином» (drottinn) того, кто берет c них skattgiafr, дань. Сага об Инглингах. X. С. 15. <текст>
      (19) Сага об Инглингах // Снорри Стурлусон. Круг земной. XXXIX. С. 33. <текст>
      (20) Monumenta Ullerakerensia cum Upsalia nova illustrata, eller: Ulleråkers Häradz Minnings-Merken, med Nya Upsala, uti Uplands första del, Thiundaland, antecknade af... Johan Peringskiöld. L. Horrn, 1719. P. 10. Перингскьёльд называет королей Упсалы «энвальдами» (Enwalds) или Ofwer onungar. Герб Упланда представлял собой золотое яблоко или сферу, опоясанную ремнем, – намек на монархию. Ibid. <текст>
      (21) Verelius. Gothrici et Rolfi… P. 75. <текст>
      (22) Снорри, Сага об Инглингах. С. 29. <текст>
      (23) Там же. Локкений, пользуясь более достоверной хронологией, чем другие, размещает Энунда непосредственно перед отцом Рагнара Лодброка. Joannis Loccenii Historiae rerum Suecicarum a primo Rege Sueciae usque ad Caroli Gustavi obitum deductae. Upsaliae, 1662. P. 41. <текст>
      (24) Снорри, Сага об Инглингах. С. 34. <текст>
      (25) Снорри приводит историю этих колонизаций в своей Саге о Хаконе Добром, гл. XII. Верелий ссылается в Саге об Олаве на то же событие в Gothrici et Rolfi… P. 15. <текст>
      (26) Verelius. Gothrici et Rolfi… P. 13. В свете сказанного Сага о Сверре повествует, что перемещение с места на место было очень тяжелым, так как при таянии льдов и снега на реках и озерах путь проходил через заводи, болота и труднопроходимые леса. Verelius. Ib. P. 14. <текст>
      (27) Снорри, Сага об Инглингах. С. 28. <текст>
      (28) Там же. С. 33. <текст>
      (29) Там же. С. 13. Odins-ey означает остров Одина. Один впоследствии отправился в Швецию, построил капище и основал город в Сигтуне. Там же. Время его жизнедеятельности обычно помещают в дохристианскую эру, однако саксонские генеалогии представляют его на 200 или 300 лет моложе. Саксонские хроники, несомненно, заслуживают большего внимания, ибо они намного точнее и аккуратнее северных. К тому же записаны они были намного раньше. Кердик в погодной статье 495 года назван девятым потомком Одина (АСХ. A: Пролог), Ида в статье 547 года – десятым (АСХ, A: 547), Элла в статье 560 года – одиннадцатым (АСХ, A: 560). Если за срок жизни каждого поколения в среднем принять двадцать пять лет, то согласно генеалогии Кердика эпоха Одина должна датироваться 270 годом после Рождества Христова; согласно генеалогии Иды – 290 годом РХ, согласно же Эллы – 285 РХ. Эта датировка саксонских летописцев времени жизни Одина частенько наводила меня на мысль, что известный исход Одина от Черного моря, возможно, не что иное, как рассмотренное выше (Книга II, гл. IV) смелое путешествие франков от Понта Эвксинского, происходившее между 270 и 280 РХ. То, что Снорри помещает первые завоевания Одина в Саксонию, скорее всего, случайное стечение обстоятельств; ибо франки высадились около Фризии, и незамедлительно после этого море покрылось франкскими и саксонскими пиратами. К тому же Один, как повествуют Северные традиции, бежал от римлян, однако никакого другого бегства, за исключением путешествия франков латинскими источниками зафиксировано не было. Саксонское пиратство демонстрирует, что именно это путешествие франков придало дополнительный импульс северному обществу. <текст>
      (30) Адам Бременский. Кн. IV, 4. <текст>
      (31) О Лейре и ее географических особенностях смотри Стефания в его издании Saxonis Grammaticai Hísforiae Danicae … P. 74. Он располагался в середине острова, недалеко от Роскильда. Свен Аггесен, здравствовавший в 1186 году, говорит, что в его время этот знаменитый город, настолько пришел в упадок, что inter abjectissima ferme vix colitur. Svenonis Aggonis filii Compendiosa Regum Daniae Historia a Skioldo ad Canutum VI. Langebek. I. P. 45. Позже Роскильд сделался столицей. <текст>
      (32) Адам Бременский. Кн. IV, 1. Ютландию раньше называли Рейдготаланд. Torfaeus (Thormodus) Series Dynastarum et Regum Daniae a primo eorum Skioldo Odini filio, ad Gormum Grandaevum, Haraldi Caerulidentis patrem.Hafniae, 1702. P. 86, 87. Остальную часть Дании называли Ey-gotaland, theinsular Gothland. Ibid. 83. 87. <текст>
      (33) Knytlinga Saga. Wormius. Danicorum Monumentorum Libri Sex. Hafniae, 1643. App. P. 35. <текст>
      (34) Адам Бременский. Кн. IV, 7. В свое время Сконе сделался чрезвычайно богатым. <текст>
      (35) Снорри, Сага об Инглингах. С. 33. <текст>
      (36) В прологе он упоминает скалу в Блекингии, славившуюся своими удивительными надписями. В книге VII он рассказывает, что Харальд Боезуб в память о своем родителе велел увековечить на ней деяния отца. Оле Ворм описывает, что от нее осталось. Danicorum Monumentorum Libri Sex, Hafniae, 1643. P. 231. <текст>
      (37) The Anglo-Saxon Version, from the Historian Orosius. By Ælfred the Great… P. 25. <текст>
      (38) Раньше их называли Witahedh или Vitaslett. Verelius, Epitomarum historiae Suio-Gothicae libri quatuor. Stockholmiae, 1730. P. 16. Питер Олаус говорит, что под названием Дания primo et principaliter («в первую очередь» – прим. al_avs) подразумевались острова. Petri Olai Minoritae Roskildensis Chronica Regum Danorum, a Dano ad obitum Johannis Regis. Langebek. Scriptores Rerum Danicarum. Tom I. P. 83. <текст>
      (39) Knytlinga Saga. Wormius. Danicorum Monumentorum… , App. P. 36. <текст>
      (40) Во времена Канута соразмерная значимость этих областей может быть оценена по количеству военных кораблей, предоставляемых ими королю. Хейдабю, включавший 350 kyrckna или приходов, обеспечивал 130 кораблей. Рипен – 324 приходов, 110 или 120 кораблей. Архузен – 210 приходов, 90 кораблей. Вибург – 250 приходов, 100 кораблей. Хординг – 160 приходов, 50 кораблей. Фюн – 300 приходов, 100 кораблей. Зеландия – 309 церквей, 120 кораблей. Сконе – 353 церкви, 150 кораблей. Wormius. Danicorum Monumentorum. P. 54, 55. <текст>
      (41) Снорри обычно называет датских королей конунгами в Хлейдре, смотри Сага об Инглингах. С. 13, 27, 28 и т.д. Стефаний говорит, ab hac Lethra Daniae reges in antiquissimis monumentis semper nominantur Kongar aff Ledru («датских королей из Лейре в старейших литературных памятниках всегда называют Kongar aff Ledru» – прим. al_avs). Saxonis Grammaticai Hísforiae Danicae… P. 74. <текст>
      (42) Stephanius. Saxonis Grammaticai Hísforiae Danicae … P. 103. Верелий сообщает нам, что слово fylking означает армию, fylke – область, снабжавшую fylking, и короля fylke – своего господина. Gothrici et Rolfi… P. 27. <текст>
      (43) Anonymi Roskildensis Chronicon Danicum ab An. 826 - 1157. Langebek. Scriptores Rerum Danicarum. Tom I. P. 374. Так же у Стефания, Saxonis Grammaticai Hísforiae Danicae … P. 103. <текст>
      (44) Torfaeus T. Historia rerum Norvegicarum in quatuor tomos divisa. In qua, praeter Norvegiae descriptionem, primordia gentis, instituta, mores, incrementa, successiones, genealogia, chronologia, etc., exponuntur. Hafniae, 1711. I. P. 410. Снорри упоминает о том же. Сага о Харальде Прекрасноволосом // Снорри Стурлусон. Круг земной. С. 43. <текст>
      (45) Замечательным примером этому может служить Бирка, порт и крупнейший торговый центр Швеции. Римберт, живший приблизительно около 865 года, утверждает, что Бирка была настолько беззащитна, что при подходе датчан люди бежали из нее в a neighbouring civitatem («близлежащий город»). Этот civitas был также не multum firma («слишком укреплен»). Они предложили 120 фунтов серебра для выкупа Бирки. Житие святого Ансгара. С. 40, 41. <текст>
      (46) Hervarar saga… P. 142. <текст>


© перевод al_avs, 2012



КНИГА III. ГЛАВА XI. << КНИГА IV. ГЛАВА I.  >> КНИГА IV. ГЛАВА II.


Реконстукция "темных веков" Исторические источники Переводы поэтических источников Генеалогические древа королей бриттов и англосаксов Ссылки Гостевая Разное - карты, рисунки и т.д.

© Webmaster britanniae

Яндекс.Метрика