Новое на сайте

Барбара Йорк.   Восточные саксы

Глава 3.   Восточные саксы

 

 

 

Реконструкция шлема из Бенти Гранж

 

 

Первоисточники

Было бы невозможно подробно описать историю восточно-саксонского королевства без помощи Церковной истории Беды. Основными источниками Беды по истории восточных саксов были аббат Альбин Кентерберийский и братия монастыря Ластингем (Северный Йоркшир), чей основатель Кедд был епископом восточных саксов (1). Беда также имел возможность пользоваться ныне утерянным рукописным трудом, описывающим чудеса, связанные с аббатисой Баркинга Этельбургой, и, скорее всего, у него был некий перечень королей, предоставлявший ему последовательность царствований (2). Другой материал, как кажется, попал к Беде случайно; его информация об отступничестве части восточно-саксонского королевства во время великой чумы 663–664 годов основывалась на разговоре со священником, который сопровождал епископа Мерсии в его миссии по возвращению этой провинции к прежней вере (3). Повествование Беды дает нам основу восточно-саксонской истории вплоть до начала восьмого века, но его информация, разумеется, весьма избирательна. Благодаря Беде мы должны подходить к истории восточных саксов через историю их обращения в христианство и отношений с более могущественными королевствами.

Важнейшими дополнительными источниками являются генеалогии и грамоты. В англоязычной коллекции генеалогий и королевских перечней нет записи восточно-саксонского происхождения, но родословия трех восточно-саксонских королей – Оффы, Свитреда и Сигереда – приведены в западно-саксонской рукописи девятого века, а так же были известны нормандским историкам Вильгельму Мальмсберийскому и «Флоренцу Вустерскому» (4). Жалованные грамоты, выданные королями восточных саксов, сохранились в восточно-саксонском соборе Святого Павла в Лондоне (5) и в женских или объединенных монастырях Минстер-на-Танете (Кент), Баркинг и Назинг (Nazeing, Эссекс) (6). Грамота о пожаловании земли Назингу стала известна не так давно, а место, где располагался этот женский монастырь, похоже, было найдено при недавних раскопках в Назингбери (7). Короли восточных саксов также фигурируют в грамотах своих клириков и их мерсийских и западно-саксонских владык. Родословия и грамоты дополняют информацию Церковной истории и с помощью эпизодических ссылок, как в Англосаксонской хронике, так и других анналах позволяют вынести исторические события за пределы эпохи Беды, хотя, конечно же, открывающаяся картина весьма далека от завершения.

Дополнительную информацию о королевстве восточных саксов может предоставить археология. Места, подобные римской вилле в Ривенхолле или римскому городку в Грейт Честерфорде, как представляется, демонстрируют мирное взаимодействие романо-британского и германского народов и проливают свет на те обстоятельства, благодаря которым позднеримская civitas триновантов превратилась в англосаксонское королевство (8). Недавние исследования ландшафта Эссекса и взаиморасположения римских и саксонских поселений дают основания полагать, что структура римских сельских районов в большинстве своем сохранялась, и что любые изменения, происходящие в сельских поселениях, представляли собой последовательный ответ на меняющиеся экономические и политические обстоятельства (9). Поселенцы-саксы находились в меньшинстве и их кладбища были сосредоточены по побережью и восточным водным путям (10). Одним из первых археологических символов королевской власти, возможно, является неимоверно богатое захоронение в Брумфилде, чей погребальный инвентарь имеет близкие параллели с захоронениями в Саттон Ху и Тэплоу (Бакс), и, потому, также может датироваться началом седьмого века (11). К сожалению, в девятнадцатом веке раскопки  этого захоронения, которое никогда более не являлось предметом серьезных исследований, были проведены из рук вон плохо. Раскопки монастырей в Назинге, Баркинге (12) и (возможно) Аббатстве Уолтхэм (13) могут косвенно указывать на существовавшее покровительство местного королевского дома, а гать, соединяющая остров Мёрзи с материком, могла быть возведена королевской клиентурой (14).

 

 

Происхождение королевства восточных саксов

Раскопы мест подобных Макингу показывают, что территория королевства восточных саксов была одной из первых областей Британии, принявших в начале V века англосаксонских поселенцев (15). Между тем, историю восточно-саксонского королевского дома так далеко проследить невозможно. Общим предком, происхождение от которого прослеживается в существующих генеалогиях, был Следд, чей сын Себерт правил при основании восточно-саксонской епархии в 604 году. Источник постнормандского завоевания относит вступление Следда на престол к 587 году, и, хотя опыт показывает, что подобной датировке доверять нельзя, пик его могущества, судя по всему, приходился именно на вторую половину шестого века (16). Следд был женат на Рикуле, сестре Этельберта Кентского, а в начале повествования «Церковной истории», обнаруживается, что Этельберт обладает весьма значительной властью над восточными саксами (17). Примечательно, что две версии имени предполагаемого отца Следда, Эркенвине и Эсквине, более типичны для перечня королевского дома Кента, нежели восточных саксов, предпочитавшего имена, начинающиеся на букву «C». И хотя свидетельств мало, вполне возможно, что приход к власти династии Следда во второй половине шестого века был связан с кентской экспансией в саксонские районы, граничащие с Темзой (18); какие-нибудь другие более ранние устройства королевского правления касательно этой провинции до нас не дошли.

Вопрос о границах королевства восточных саксов сложен и носил бы более ясный характер, если бы мы знали о том, что могло произойти в шестом веке. Первоначальные границы Лондонского диоцеза, то есть епархии восточных саксов, по-видимому, включали не только Эссекс, но и Мидлсекс, юго-восток Хартфордшира и Суррей (19). Грамота свидетельствует, что территории диоцеза за пределами Эссекса контролировались королями восточных саксов в седьмом и начале восьмого веков, хотя Суррей находился под их властью лишь периодически и имел весьма сложную историю смены власти, пока не был формально передан Винчестерскому диоцезу в начале восьмого века (20). Короли восточных саксов никогда не чувствовали себя так уверенно в Мидлсексе и Хартфордшире, как в самом Эссексе. Даруя землю в Хартфордшире или Мидлсексе, они часто ссылались на своих иноземных сюзеренов, тогда как в Эссексе жаловали землю по своему усмотрению. В течение восьмого века земли Хартфордшира и Мидлсекса вместе с Лондоном были полностью отделены и стали частью Мерсии, в Эссексе же продолжала править династия восточных саксов, пока в девятом веке он не был завоеван западными саксами (21).

Земли Хартфордшира и Мидлсекса были известны как «провинция срединных саксов», по крайней мере, с начала восьмого века (22). Не совсем ясно, была ли ранее провинция срединных саксов, в восьмом веке отторгнутая мерсийцами, неотъемлемой частью королевства восточных саксов или некогда это была независимая провинция, перешедшая в конце шестого века под господство восточных саксов (23). Однако тот факт, что к ней всегда относились несколько иначе, чем к основной восточно-саксонской провинции, выказывает некоторую поддержку в пользу последней гипотезы. Само название – Суррей – является одним из главных доводов, наряду с епархиальным свидетельством, полагающим, что некогда он был присоединен к провинции срединных саксов. Беда воспроизводит его имя как Sudergeona «южный район», а соответствующий ему северный район, по-видимому, назывался Мидлсекс (24). Элемент «ge» является достаточно древним, и административные устройства, которые, по-видимому, подразумевает это название, также являются древними, потому что на протяжении большей части седьмого века Суррей имел историю, отличную от земель севернее Темзы. При Вульфхере в Суррее был собственный местный король по имени Фритувольд (25). В целом представляется, что Фритувольд, вероятнее всего, был мерсийцем и родичем princeps Фритурика, активно действовавшего в восточной Мерсии в конце седьмого века, а не представителем местной династии Суррея, однако, невзирая на это, его существование может указывать на традицию независимого правления в Суррее (26). Ситуация в низовье Темзы была весьма непростой. На территории срединных саксов можно выделить ряд отдельных административных округов (regiones), а сам Суррей, по-видимому, состоял из двух областей с самостоятельными regiones внутри них (27). Другие небольшие regiones, которые, как представляется, никогда не находились под властью восточных саксов, примыкали к северу и западу (28). Нижняя Темза в шестом веке, возможно, и вовсе не имела никакой доминирующей провинции, а была поделена на несколько различных regiones, которые впоследствии подчинились разным властителям и объединились тем или иным способом, формируя провинции, пока в восьмом веке господство Мерсии не стало главенствующим.

 

 

История королевства восточных саксов ок. 600-825

Основная проблема при воссоздании истории восточных саксов заключается в том, что доступные источники, как правило, концентрируются исключительно на определенных аспектах прошлого этой провинции, а именно на различных попытках обратить восточных саксов в христианство или получить господство над их провинцией. Эти две темы, разумеется, связаны между собой. В начале седьмого века в провинции преобладало кентское влияние. Король Себерт в 604 году принял христианство не без участия своего дяди, короля Этельберта Кентского (29). Согласно Беды, именно Этельберт, а не Себерт построил и одаривал собор Святого Павла, предваряя план папы Григория основать южную епископальную кафедру в Лондоне. Реакция против Себерта после смерти Этельберта в 616 году была, по всей видимости, не только реакцией против господства Кента, но и против христианства, и Беда в этой связи говорит, что Эадбальд не смог восстановить господство своего отца над восточными саксами (30). Три сына Себерта, наследовавшие ему, реставрировали в королевстве язычество и изгнали миссионеров Григория из Лондона, тем самым, непреднамеренно превратив Кентербери в епископальный центр. По словам Беды, вскоре их постигла кара за свои нечестивые деяния: все трое были разгромлены и убиты в битве против западных саксов, возможно, в борьбе за контроль над Сурреем (31).

О следующем правителе – Сигеберте «Parvus» – до нас практически ничего не дошло, кроме самого факта его существования, однако о его преемнике, Сигеберте «Sanctus», известно, что примерно в 653 году нортумбрийский правитель Освиу убедил его принять христианство,  в период, когда создавал оппозицию Пенде Мерсийскому (32). По инициативе Освиу из Нортумбрии была отправлена группа миссионеров во главе с будущим епископом восточных саксов Кеддом. В эту пору было основано несколько церквей, в том числе церковь в Бредуэлл-он-Си (см. Рис. 12), сохранившаяся до наших дней, и еще одна в Тилбери; все они предположительно зависели от Линдисфарна. Это снова вызвало реакцию, которую Беда представляет исключительно как выступление против христианства, но которая также могла быть связана с сопротивлением иностранному сюзерену. Согласно Беде Сигеберт был убит двумя родичами, из-за того, что «был всегда готов миловать своих врагов», – любопытное наблюдение противоречия между христианскими и традиционными устоями, поскольку по закону чести верные сторонники последних пали бы в своих глазах весьма низко, если бы не предприняли кровную месть против неверных. Не исключено, что преемник Сигеберта – Свитхельм – был одним из его убийц, а Свитфрит, бывший, судя по всему, королем в тот период, мог приходиться ему братом (33). Свитхельм впоследствии сам принял христианское крещение при дворе короля восточных англов Этельвальда, а Кедд продолжал исполнять обязанности епископа (34). К сожалению, ни одно из этих событий не поддается датированию, однако Беда предполагает, что смерть Свитхельма случилась примерно в то же время, что и великая чума 664 года (35).

Пока новые короли, Себби и Сигехере, утверждались на престоле, Вульфхере быстро переместился в провинцию и сделался ее владыкой. Из Мерсии была отправлена миссия во главе с епископом Яруманом, чтобы вернуть часть народа восточных саксов, отступившего от веры во время чумы, после чего Вульфхере назначил нового лондонского епископа, продав кафедру Вине (36). Однако во второй половине седьмого века за контроль над восточными саксами и контролируемыми ими провинциями развернулась острая борьба. В то время как Вульфхере был верховным повелителем к северу от Темзы, Эгберт Кентский главенствовал в Суррее и запомнился в истории как основатель аббатства Чертси приблизительно в 666 году (37). Однако в 672–674 гг. Фритувольд в своей грамоте, адресованной Чертси, называл себя subregulus Вульфхере (38). После смерти Вульфхере в 675 году кентские короли, видимо, смогли вновь заявить о себе в Лондоне, поскольку законы Хлотхере и Эдрика (673–85) упоминают о торговых интересах Кента в этом городе (39). Кедвалла Уэссекский во время своего короткого, но впечатляющего правления в южной Англии (685–688 гг.), несомненно, контролировал Суррей, где способствовал основанию ряда монастырских церквей (40), а присутствие имен западно-саксонских свидетелей в грамотах восточных саксов, в свою очередь, позволяет предположить, что эта провинция также находилась под его владычеством (41). После отъезда Кедваллы в Рим, Этельред смог восстановить главенство Мерсии, о чем свидетельствуют различные грамоты того времени (42), однако Суррей, похоже, так и остался под контролем западных саксов. Тот факт, что Суррей все еще находился в составе лондонской епархии, по-видимому, вызывал различные споры между Ине Уэссекским, с одной стороны, и королями восточных саксов и Мерсии, с другой, пока Суррей не был официально передан Винчестерской епархии после синода в Брентфорде около 705 года (43).

Все вышеизложенное, как кажется, представляет собой довольно мрачную картину королевства восточных саксов в конце седьмого века, когда местные правители, по-видимому, позволяли попирать себя ряду зарубежных захватчиков, и для того, чтобы взглянуть на вещи с восточно-саксонской точки зрения, необходимо приложить определенные усилия, поскольку предвзятость сохранившихся свидетельствах побуждает нас сосредоточиться на иностранных властителях. Два короля, Себби и Сигехере, наследовавшие после смерти Свитхельма, были не такими уж близкими родственниками и приходились друг другу двоюродными братьями (44). Два этих правителя в разных областях королевства, похоже, следовали противоположной политике, ибо в 664 году Себби и его часть народа восточных саксов оставались христианами, в то время как Сигехере и люди его провинции стали отступниками (45). Подобные внутренние конфликты создавали возможность для вмешательства извне, и соперничающие кандидаты, по всей видимости, обращались за поддержкой к различным внешним королевствам. Сигехере, возможно, сделал ставку на Кедваллу. Грамота Кедваллы, в которой Сигехере, похоже, был свидетелем, относится к завоеванию Сигехере Кента (46). Поскольку любое такое завоевание произошло бы примерно в то же самое время, когда брат Кедваллы Мул сделался правителем Кента, возможно, что оба мужа действовали заодно и ненадолго разделили правление Кентом между собой (47).

Себби же, как кажется, встал на сторону мерсийских королей и, вполне возможно, сделал это уже в 664 году. После отречения Кедваллы в 688 году мерсийская поддержка обеспечила главенство семьи Себби. Сын Себби Свефхеард занял трон Западного Кента в 688 или 689 году после того, как жители Кента подняли восстание и убили Мула. Его соправителем в Восточном Кенте был представитель кентского королевского рода по имени Освине. Оба мужа подтвердили верховенство Этельреда грамотами и не исключено, что получили от него военную поддержку (48). В 691 году Освине сменил Вихтред, однако Свефхеард продолжал править до 694 года (49). Существовало определенное различие в характере господства Этельреда над провинцией срединных саксов и собственно самим королевством восточных саксов, как во время правления Себби, так и во времена двух его сыновей, Сигехеарда и Свефреда, наследовавших ему в 693 или 694 году и деливших какое-то время власть с Оффой (сыном Сигехере) (50). Этельред обладал землями в провинции срединных саксов и имел возможность назначать comes для осуществления контроля над соблюдением мерсийских интересов в Лондоне и его окрестностях, но, похоже, не обладал подобной властью в метрополии восточных саксов (51). Короли восточных саксов конца седьмого – начала восьмого веков время от времени, хотя и не всегда, признавали мерсийское верховенство при предоставлении прав на землевладение в Хартфордшире или Мидлсексе, но никогда не делали этого в дарственных, предоставленных в Эссексе (52). Это соотношение сил сохранялось и при племяннике Этельреда Кенреде и  при его сыне Кеолреде (53).

Когда Кенред отрекся от престола и отправился в Рим, чтобы принять монашество в 709 году, он взял с собой Оффу Восточносаксонского. Неясно, действительно ли двое мужей были движимы желанием монашеской жизни, как предполагает Беда, или же они уезжали в качестве политических изгнанников (54). Хотя Этельред Мерсийский отошел от дел, став аббатом Бардни, он, похоже, по-прежнему имел влияние в Мерсии (55) и, по отречению от престола Кенреда, позволил наследовать сыну Этельреда Кеолреду. Оффа также находился в трудном положении в качестве младшего правителя среди двух своих троюродных братьев Сигехеарда и Свефреда. Что бы за этим ни стояло, отъезд Оффы знаменует важный этап для историка, ибо он является последним правителем этого государства, на которого ссылается Беда. К сожалению, грамоты королей восточных саксов также заканчиваются в первом десятилетии VIII века, в результате чего реконструкция восточно-саксонской истории становится чрезвычайно сложной. Мы знаем имена многих правителей, правивших в течение следующего столетия, но можем указать лишь некоторые даты их правления. Мы не знаем, когда Сигехеард и Свефред перестали править, но их преемниками были Свефберт, чья смерть зафиксирована в 738 году (56), и Селеред, умерший в 746 году согласно Англосаксонской хронике. Селеред фигурирует в одной из родословий как потомок брата Себерта, боковая линия родства которого, как известно, не произвела на свет ни одного раннего короля. Неясно, как связаны между собой правления Свефберта и Селереда и правили ли они совместно или последовательно. Свитред, чья генеалогия в восточно-саксонской коллекции представляет его внуком бывшего короля Сигехеарда, возможно, был преемником Селереда (57).

Любой дальнейший свет на дела восточных саксов должен быть получен через рассмотрение отношений между их провинцией и великими мерсийскими королями Этельбальдом и Оффой. Мерсийские правители свободно раздавали земли в Мидлсексе и Хартфордшире, не обращаясь к восточно-саксонским правителям, и провинция срединных саксов во время правления Этельбальда должна была стать целиком мерсийской (58). Лондонский порт должен был стать желанной наградой для мерсийских королей, и освобождение от пошлины некоторых монастырей за корабли, использующих этот порт, является одним из признаков их заинтересованности в торговле (59). Лондон служил важным монетным двором как для Этельбальда, так и для Оффы (60), и Оффа, видимо, много сделал для развития города как торговой базы и как королевского центра (61). Однако у нас нет свидетельства того, что мерсийцы осуществляли какую-либо прямую власть в самом Эссексе, и это негативное свидетельство в сочетании со скудными, по общему мнению, данными о непрерывной последовательности королей восточных саксов позволяет предположить, что королевству восточных саксов в течение восьмого века удалось сохранить свою независимость, не смотря на сильное мерсийское влияние. Возможное подтверждение этой точки зрения дает чеканка монеты sceatta, обращение которых было сосредоточено в Эссексе и Лондоне. На реверсе изображены волчьи головы, встречающиеся на монетах, которые связывают с Этельбальдом Мерсийским, однако аверс со стоящим сфинксом отличается от всех остальных. Обращение sceatta можно интерпретировать как восточно-саксонскую монету, выпускаемую королями восточных саксов, но по лицензии Этельбальда (62).

Нельзя быть уверенным в том, что король восточных саксов продолжал править во времена Оффы, когда несколько других королевств-сателлитов Мерсии потеряли своих правителей, однако восточно-саксонский королевский дом продолжал существовать и после смерти Оффы. Король Сигерик I, сын короля Селереда, как оказалось, засвидетельствовал грамоту короля Эгфрита, но вскоре после этого отправился в Рим (63). Его сын Сигеред в 811 году появляется с королевским титулом в двух грамотах короля Кенвульфа, хотя после этого его статус по отношению к мерсийскому правителю, похоже, снизился, и он был низведен до статуса dux (64). Но, в конце концов, похоже, что именно западные саксы, а не мерсийцы, положили конец восточно-саксонскому королевству. В 825 году после поражения своих мерсийских покровителей, пишет Хроника,  восточные саксы вместе с южными саксами и людьми Кента и Суррея сдались Эгберту Уэссекскому. Эти побежденные народы были объединены в подкоролевство Уэссекса, которым правил сын Эгберта Этельвульф (65). Но это был еще не конец восточно-саксонской династии, поскольку некто Сигерик, названный королем восточных саксов, появляется в качестве minister короля Виглафа Мерсийского в договоре об аренде земли в Хартфордшире, датируемом между 829 и 837 годами, то есть после того, как Виглаф вернулся из своего изгнания Эгбертом (66). Когда так много предательств зафиксировано в отношениях между различными англосаксонскими королевствами, отрадно обнаружить, что союз между королевскими домами Мерсии и восточных саксов, очевидно, продолжался и после независимой истории восточно-саксонского королевства.

 

 

Восточно-саксонский королевский дом

Несмотря на отсутствие свидетельств по многим вопросам истории восточных саксов, благодаря сохранившимся родословиям и грамотам, а так же информации о том или ином царствовании, имеющейся в Церковной истории, можно высказать ряд соображений об их королевской семье и особенностях ее правления (67). До восьмого века все правители были потомками Себерта, правившего в 604 году, однако к концу седьмого века особо стали выделяться две соперничающие ветви, идущие от разных сыновей Себерта. В восьмом веке же начали править и члены побочной ветви, идущей от брата Себерта, (Селеред, Сигерик I, Сигеред и, вероятно, Сигерик II) и в конечном итоге монополизировали трон; однако известно, что никто из представителей этой ветви в седьмом веке не правил. А потому, все правители могли отслеживать свое происхождение по мужской линии от Следды и, как представляется, подчеркивать этот факт поразительным сходством имен. Ибо, за исключением Оффы и родича Себби по имени Этельред, все правители восточных саксов и их сородичи, фигурирующие в родословиях, имеют имена, начинающиеся с буквы «S».

 

 

Родословное дерево королей восточных саксов

 

 

Зафиксирован целый ряд совместных правлений, то есть правлений, когда власть распределялась между двумя или более правителями. К ним относятся хорошо засвидетельствованные случаи правления трех сыновей Саберта, разделившие власть после смерти своего отца, Сигехере и Себби, Сигехеарда и Свефреда. Другими возможными соправителями являются Свитхельм и Свитфрит, а так же Свефберт и Селеред, но мы не знаем достаточно о том, как их правление взаимосвязано. Совместное правление Сигехере и Себби представляет особый интерес, поскольку, не смотря на то, что двое этих людей упоминаются как сонаследники (coheres) (68), они, согласно имеющимся родословиям, приходились друг другу двоюродными братьями. В то время как сыновья Себерта изображены осуществляющими совместные действия по изгнанию миссионеров и борьбе с западными саксами, Сигехере и Себби, похоже, придерживались противоположных политических взглядов и поддерживали соответственно стороны западных саксов и мерсийцев. Их раздельные действия вовсе не удивительны, так как они, как представляется, правили в различных географических регионах, поскольку Беда описывает Сигехере «с частью его народа» отступниками, в то время как Себби и его люди оставались христианами (69). Отчетливый территориальный раздел внутри области, управляемой восточными саксами в седьмом веке, проходил между собственно внутренней территорией восточных саксов и провинцией срединных саксов. Вполне возможно, что во время споров о престолонаследии после смерти короля представители различных родственных групп смогли утвердиться в двух этих провинциях, и, вероятно, именно так следует интерпретировать правление Сигехере и Себби. Совместное правление не всегда было однотипным в восточно-саксонской провинции. Братья, подобно сыновьям Себерта и Себби, могли действовать сообща, но подобное территориальное дробление внутри королевства также подразумевало существование возможности разделения власти конкурирующими кандидатами, и в этом случае сотрудничество было менее вероятным.

Наряду с главенствующими королями восточных саксов, похоже, существовали и некие второстепенные правители с довольно неопределенным статусом. Оффа – лучший тому пример. С одной стороны, он мог жаловать землю в собственность, и представлен в грамоте как rex (70); его родословие входит в число трех сохранившихся. С другой стороны, в одной дарственной он описан как subregulus, и Беда говорит, что, уезжая в Рим, он скорее считался будущим наследником, чем полноправным королем (71). Оффа был сыном короля Сигехере и, потому, по всей видимости, унаследовал права своего отца. Этельред, который просто характеризуется как parent «?родич» Себби (72), возможно, занимал подобное положение, поскольку, хоть и не использовал титул короля, однако мог щедро одарить землёю смешанный монастырь Баркинг (73). Высказывалось предположение, что он был местным королем Суррея (74). В одной из недавно обнаруженных дарственных Свефреда (75) и Оффа, и Этельред представлены в качестве свидетелей (без титулов). В список свидетелей также входит Саба, который располагается непосредственно перед Этельредом и который, вероятно, был еще одним представителем королевского дома, возможно одинакового статуса с Оффой и Этельредом. Известны административные подразделения двух основных провинций восточных и срединных саксов. Pago Хемел (Хемпстед) и regio Денги (Эссекс) фигурируют в грамоте (76), а два названия округа Эссекс – Vange и Ginges содержат элемент ge, означающий «район», который также встречается в известном нам названии Суррея, который, как мы знаем, имел своего собственного правителя в некий период седьмого века (77). Западный Кент, в бытность правления им Свефхеардом около 688–694, по-видимому, считался дочерним по отношению к главному королевству восточных саксов, поскольку Свефхеард признавал власть своего отца Себби (78).

Хотя мы и не в состоянии оценить все ее ответвления, любопытнейшая система многочисленного царствования восточных саксов, похоже, позволяла нескольким членам королевского дома править одновременно, правда не все правители обязательно имели одинаковый статус. Короли, даже не будучи близкими родственниками, могли править одновременно, и существование различных провинций в королевстве восточных саксов, вероятно, способствовало этому. Между тем, наиболее могущественный король, естественно, попытался бы поставить на ключевые посты своих родичей, и именно так, скорее всего, и поступил Себби, чье тридцатилетнее правление можно считать одним из самых «преуспевающих» среди королей восточных саксов. Сын Себби, Свефхеард, стал королем в Западном Кенте, а другой его родич – Этельред – также, по-видимому, правил в Суррее.  Неизвестно, имели ли сыновья Себби, Сигехеард и Свефред, сан зависимых правителей при жизни своего отца. Единственное свидетельство этого основывается на том, что их имена фигурируют с королевским титулом, но расположены ниже титула их отца в двух восточно-саксонских грамотах, однако не стоит забывать, что их имена могут представлять собой более поздние конфирмации (79). Конечно же, Сигехеард и Свефред могли занять место своего отца после его смерти, но при этом они не могли лишить своего троюродного брата Оффу (сына Сигехере) определенной доли власти.

Ещё сложнее обсуждать представителей королевского дома, не имевших королевского статуса. Как и в других англосаксонских королевствах, женщины-члены этого королевского дома в качестве настоятельниц монастырей, похоже, играли важную роль в жизни Церкви. Осит, основательница монастыря в Чиче в Эссексе, где в позднейший саксонский период почитался её культ, по общему мнению, была женой короля Сигехере. Существуют различные жития Осит постнормандского периода, но к тому времени, когда они были написаны, ее культ безнадежно смешался с культом ее тезки, святой Осит из Эйлсбери, и мало что можно добавить к нашей оценке истории восточных саксов в седьмом веке (80). Сохранились грамоты, касающиеся двух восточно-саксонских женских или смешанных монастырей; Назинг был основан Свефредом для "ffymme" (форма её имени, вероятно, была испорчена во время копирования) (81), а Баркинг, по словам Беды, основал для Этельбурги её брат Эоркенвальд, хотя пожалование на учреждение монастыря, похоже, на самом деле предоставил король Свитфрит (82). Нет прямых доказательств, что «ffymme» и Ательбурха были представительницами королевского дома, однако нетрудно заметить, взглянув на другие королевства, например, Кент и Нортумбрию, имевшие тесные давние связи с  королевством восточных саксов и его нарождающейся церковью, что женщины, которым короли жаловали щедрые земельные наделы для постройки монастырей, как правило, были их близкими родственницами.

О дарственной Назингу известно из двух недавно обнаруженных грамот Свефреда, жалующих соответственно 30 и 10 гайд земли. Женский монастырь, похоже, был основан на территории огромного поместья, ограниченного природными и археологическими объектами, которое могло существовать как территориальная единица в римский период. Особый интерес к нему проявляется в связи с недавними раскопками в Назингбери, которые, по-видимому, выявили место расположения самого женского монастыря и, вполне возможно, даже могилу его первой аббатисы «ffymme» (83). В ходе раскопок были обнаружены две, расположенные одна за другой деревянные церкви крупной и сложной конструкции, а также большая часть кладбища, где преобладали захоронения пожилых, не голодавших и, по-видимому, не рожавших женщин. Некоторые из тел мужчин и детей, захороненных на кладбище, имели серьезные признаки слабого здоровья, что свидетельствует о том, что они приживались в этой общине в качестве инвалидов. Женский монастырь, по-видимому, перестал функционировать в девятом веке, что не обязательно следует рассматривать как результат нападений викингов, поскольку исчезновение восточно-саксонского королевского дома также могло стать причиной прекращения его существования. Его земли, вероятно, впоследствии перешли к аббатству Баркинг и использовались в двенадцатом веке аббатисой Баркинга для создания госпиталя в Илфорде, что в конечном итоге обеспечило сохранение двух его грамот до наших дней.

Три грамоты касающиеся общего монастыря в Баркинге сохранились и были подробно изучены доктором Сирилом Хартом (84). Одна из них является подлинной грамотой Этельреда, другая же – любезно перечисляет ранние пожертвования монастырю. Помимо существенных пожалований от Свитфрита и Этельреда, Баркингу также покровительствовали мерсийцы Вульфхере и Этельред и Кедвалла Уэссекский. Для заграничных сюзеренов считалось стандартной практикой попытка снискать расположение подчиненных им провинций путем создания монастырей, особенно тех, которые контролировались представителями провинциального королевского дома; Свефхеард сделал то же самое, когда, будучи королем Западного Кента, покровительствовал аббатству Минстер-ин-Танет (85). Все пожертвования в VII веке представляли собой земли, лежащие на берегах Темзы или ее притоков. Как и общие монастыри Кента, Баркинг, видимо, имел прекрасное расположение для торговли, и в Книге Судного Дня он указан как порт с собственным рыболовным флотом (86). Экономическую картину Баркинга можно дополнить чудесами, связанными с Этельбургой, которые Беде цитирует в своей Церковной истории из книги, ныне утерянной (87). Текущие раскопки обещают более глубокое понимание жизни общины (88).

Вероятность того, что Этельбурга была представительницей восточно-саксонского королевского дома, особенно важна, потому что если это принять, то это значит, что её брат Эоркенвальд, епископ Лондона, также имел королевское восточно-саксонское происхождение. Существовало определенное нежелание относить Эоркенвальда и Этельбургу к восточно-саксонскому королевскому роду, потому что их имена не начинаются на «С», что четко засвидетельствовано среди мужчин этого королевского дома, а вместо этого типичны для королевского дома Кента, и только там встречаются примеры имен, использующие франкский элемент «Eorcen» (89). Однако королевская семья восточных саксов имела связи с Кентом через брак Себерта с сестрой короля Этельберта, и имена на «С», возможно, использовались только теми, кто имел право на основное восточно-саксонское королевство, потому, положим, что являлись потомками по прямой мужской линии. Если бы Этельбурга и Эоркенвальд были потомками по женской линии, это могло бы объяснить различные формы имен. Примечательно, что одним из главных покровителей Баркинга был Этельред (Œthelred), чьё имя также не начинается на «С», а имеет первый элемент «Œthel», возможно, являющийся разновидностью формы «Athel», но, не смотря на всё это, Этельред, по всей видимости, приходился родственником Себби. Существует вероятность того, что Этельред, Эоркенвальд и его сестра Этельбурга были родичами, и все они были представителями восточно-саксонской королевской группы, однако той группы, чьи мужчины не имели права на престол.

Эоркенвальд был человеком, имевшим определенный вес в ранней англосаксонской церкви и в той сложной политической ситуации, что сложилась во второй половине седьмого века в низовьях Темзы (90). Он был основателем аббатства Чертси (ок. 666) и четвертым епископом Лондона (ок. 675). Он обеспечил Чертси солидными пожертвованиями, начиная с 300 гайд, приобретенных у короля Эгберта Кентского и Фритувольда Суррейского, и включавших 10 гайд в лондонском порту, «где корабли прибывают на берег» (91). Он так же отслеживал пожертвования на учреждение своей сестрой монастыря в Баркинге, которые включали дарственные, как от мерсийских, так и от западно-саксонских властителей. Эоркенвальд работал с Кедваллой и епископом Уилфридом Нортумбрийским (который исполнял обязанности епископа южных саксов) над созданием надлежащей церковной структуры Суррея и помог в примирении Уилфрида с архиепископом Теодором (92). Ине величественно называл его "моим епископом" (хотя, вероятно, под контролем Ине находилась только суррейская часть епархии Эоркенвальда) и советовался с ним при составлении своего свода законов (интересно, был ли к этому времени свод законов у королей восточных саксов) (93). Сестра Ине Кутбурха в этот период была монахиней в Баркинге, и Альдхельм (который, вероятно, был с ними в родстве) подготовил для общины трактат о девственности (94). Литературное влияние распространялось и за пределы Лондонской епархии. Определенную группу грамот ассоциативно связывают с Эоркенвальдом, и, как представляется, именно он, возможно, сыграл важную роль в развитии английской дипломатической грамоты и повлиял на создание грамот в Мерсии и Уэссексе, а также в своей собственной епархии (95). Похоже, что Эоркенвальд собрал воедино таланты своих предполагаемых родичей из рода Себби, чтобы обратить конкуренцию между более сильными в военном отношении королевствами себе на пользу.

Беда рассказывает, что Эоркенвальд прославился своей праведной жизнью, удостоенной чудотворством (96). Его мощи хранились в Соборе св. Павла, а его культ расцвел со значительным успехом в двенадцатом веке (97). Через несколько лет после смерти Эоркенвальда Собор св. Павла смог представить второго восточно-саксонского святого, короля Себби, который был настолько религиозен, что "многие люди думали и часто говорили, что муж с его характером должен был быть епископом, а не королем" (не смотря на это, он был достаточно практичен, чтобы оставаться королем в течение тридцати лет) (98). Себби смог стать монахом незадолго до своей смерти, когда его благочестивая сущность проявилась в чудесном удлинении саркофага, сделанном для погребения его тела. Он тоже был похоронен в Соборе св. Павла.

Себби умер в Лондоне, и его смерть, как и его культ, являются важным напоминанием о том, что в седьмом веке Лондон был в первую очередь восточно-саксонским городом, даже если он нередко привлекал внимание иностранных владык. Беда описывает Лондон как "торговый центр для многих народов", а следы его wic или торговой базы были обнаружены при раскопках в Стрэнде, то есть за пределами римской стены, где находился Собор св. Павла (99). О раннем коммерческом значении Лондона также свидетельствует редкая золотая монета начала седьмого века и выпуск первичных серий sceattas конца седьмого века (100). Это должно было быть важным достоянием восточно-саксонских королей седьмого века, которые, надо полагать, сыграли ключевую роль в раннем развитии Лондона в качестве торгового центра, даже если у нас мало прямых доказательств этого. Тем не менее, дарственные грамоты Баркинга и Чертси действительно отражают интерес королевского дома к порту и являются показателем того, что участие во внешней торговли и контроль над ней, по всей видимости, были важным компонентом в развитии королевской власти восточных саксов.

 

 

Резюме

Для историка, изучающего англосаксонские королевства, восточные саксы представляют значительный интерес, даже не смотря на постоянное сожаление о том, что большая часть информации о них не сохранилась. Они особенно интересны своей сложной, а временами и загадочной, системой королевской власти и тем светом, который это королевство проливает на практику верховенства среди англосаксов. Королевство восточных саксов  так никогда и не произвело на свет ни одного из верховных правителей англосаксов, хотя восточные саксы некоторое время повелевали срединными саксами и даже очень недолго правили частью королевства Кент, тем самым, ловко изменив в свою пользу ситуацию с народом, доминировавшим над ними в начале седьмого века. Они часто подчинялись зарубежным властителям, но не обязательно чрезмерно притеснялись ими, и существуют свидетельства того, что короли и служители церкви восточных саксов были вполне способны манипулировать сложной политической ситуацией в своих интересах. Нет свидетельств осуществления западно-саксонскими и мерсийскими государями в главной провинции восточных саксов тех же прав на пожалование землевладений, которыми они пользовались среди срединных саксов. Тот факт, что провинция восточных саксов в течение столь долгого времени оставалась независимым королевством, является, возможно, более примечательным и значительным, чем то, что она нередко находилась под властью зарубежных правителей. Несмотря на то, что восточные саксы уступили контроль над Лондоном и провинцией срединных саксов Этельбальду и Оффе, они сохранили свою собственную королевскую семью, которая в начале девятого века входила в число пяти англосаксонских королевских родов, в существовании которых мы можем быть вполне уверены.

© перевод al_avs, 2021

 

ПРИМЕЧАНИЯ К ТРЕТЬЕЙ ГЛАВЕ

1. HE Preface и III, 22.

2. HE IV, 11 и Yorke 1985, 2.

3. HE III, 30.

4. Yorke 1985, 3–4, 8–11; смотри таблицу 5.

5. Gibbs (ed.) 1939, 1–8; S 1783–7, 1791.

6. Смотри ниже, 55.

7. Bascombe 1987; Huggins 1978.

8. Rodwell and Rodwell 1986; Bassett 1989a, 24–6.

9. Drury и Rodwell 1980.

10. Jones, W.T. 1980.

11. Smith 1903, 320–6.

12. Priddy 1987, 104.

13. Huggins 1988 passim.

14. Crummy, Hillam and Crossan 1982.

15. Jones, M.U. и Jones, W.T. 1980.

16. Yorke 1985, 13–16.

17. HE II, 3.

18. Смотри выше гл. 2, 27.

19. Brooke и Keir 1975, 16–17.

20. Whitelock 1975, 4–11.

21. Yorke 1985, 27–36; Hart 1987, 57–60.

22. S 65 (704); Bailey 1989, 111–12.

23. Dumville 1989a, 134–6.

24. HE IV, 6; Cover et al. 1934, xii–xv.

25. S 1165; Blair 1989.

26. Blair 1989, 105–7.

27. Bailey 1989, 114–22; Blair 1989, 98–103.

28. Например, ‘провинция, называемая Sunninges’ (Соннинг) упоминалась в S 1165; смотри карту в Bailey 1989, 116.

29. HE II, 3.

30. HE II, 5 и 6.

31. HE II, 5; Plummer (ed.) 1896, II, 88.

32. HE III, 22.

33. S 1246; Yorke 1985, 19.

34. HE III, 22.

35. HE III, 30.

36. HE III, 30 и 7.

37. S 1165; Hart 1966, 117–18; Blair 1989, 104–5.

38. Ibid.

39. Смотри выше гл. 2, 40.

40. Blair готовится к печати.

41. S 1171 и 1246; Hart 1966, 121; Whitelock 1975, 7–8.

42. S 10, 12, 65, 1246 и 1783.

43. Whitelock 1975, 10–11; Chaplais 1978.

44. Смотри таблицу 5.

45. HE III, 30.

46. S 233; Stenton 1933, 189–90.

47. Смотри выше гл. 2, 30.

48. S 10, 13, 14 и 233; Yorke 1983, 8.

49. HE V, 8; Plummer (ed.) 1896, II, 284.

50. HE IV, 11 и V, 19.

51. S 65 и смотри n. 42 в отношении других его пожалований восточным саксам.

52. Смотри в частности Bascombe 1987.

53. S 65, 1785 и 1787.

54. HE V, 19; Stancliffe 1983, 157, 166–71.

55. Смотри в частности V.Wilfredi ch. 57.

56. Historia Regum II, 32.

57. Yorke 1985, 4 и 23; смотри таблицу 5.

58. S 100, 106 и 119 (Mddx); S 136, 151 и 1791 (Herts). Подлинность S 151 вызывает сомнение.

59. S 86–8, 91, 98 и 1788.

60. Metcalf 1977 и Stewart 1986.

61. Grimes 1968, 204–9; Haslam 1987, 83.

62. Metcalf 1976, 9–13.

63. S 151; Chronicle F, sa 798.

64. S 165, 168, 170 и 187; Yorke 1985, 24.

65. Hart 1987, 57–60.

66. S 1791.

67. Yorke 1985, 25–7; Dumville 1989a, 136–40.

68. HE III, 30.

69. Но смотри Dumville 1989a, 138.

70. S 64 и 1784.

71. S 64; HE V, 19.

72. S 1171; используемый здесь термин parens не мог означать слово «отец», поскольку Сеаксред приходился отцом Себби, и потому, возможно, имелось в виду «родич» (смотри Latham 1965, 332 о родственных словах).

73. S 1171 и 1246; Hart 1966, 144–5; Chaplais 1968, 327–32.

74. Scharer 1982, 133.

75. Bascombe 1987, 86.

76. S 1784 и 1787.

77. Reaney 1935, xxxi и 174.

78. S 10.

79. S 1171 и 1246; Chaplais 1968, 332.

80. Hohler 1966; Bethell 1970.

81. Bascombe 1987.

82. HE IV, 6; S 1246; Hart 1966, 141–2.

83. Huggins 1978.

84. S 1171, 1246 и 1248; Hart 1966, 141–2.

85. S 10 и 11.

86. Hart 1966, 145.

87. HE IV, 7–11.

88. Priddy 1987, 104.

89. Whitelock 1975, 5.

90. Ibid., 5–10.

91. S 1165; Blair 1989, 103–5.

92. V.Wilfredi ch. 43.

93. Liebermann (ed.) 1903, I, 88; EHD I, 398–9.

94. Lapidge и Herren 1979.

95. Scharer 1982, 129–41; Wormald 1984, 9–11.

96. HE IV, 6.

97. Whitelock, 1975, 6.

98. HE IV, 11.

99. HE II, 3; Biddle 1984; Vince 1984;

100. Metcalf 1984, 56. Tatton-Brown 1986.