Новое на сайте

Марк Гаррисон.   Англо-саксонский тэн.

Одежда англосаксов

 

 

 

 

Марк Гаррисон. Англо-саксонский тэн (5).

 

 

 

 

В своем описании одежды древнегерманских воинов, Тацит вторит лаконичным замечаниям de Bello Gallico Цезаря. Цезарь говорит, что германцы не носили ничего, за исключением шкур или коротких одеяний из грубой кожи. Непосредственно в сражении, Тацит изображает вооруженных дротиками пеших воинов либо нагими, либо облаченными лишь в легкие плащи 1. Он полагает, что легкость (или полное отсутствие) одежды позволяла им сражаться более эффективно. Полу- или полная нагота для ряда воинов являлась делом чести, связанным с личной клятвой, принесенной богам. Повседневное одеяние было таким же скудным, ненамного разнообразнее того же плаща, застегнутого металлической брошью, а при ее отсутствии «шипом» (spina), приспособлением, вероятно, сродни булавки, вырезанным из дерева или кости. Наиболее состоятельные люди иногда носили плотно облегающее нательное белье.

Англосаксы в Британии были значительно богаче древних германцев и носили большее количество вещей из шерстяной ткани, сотканной на вертикальных ткацких станках. И все-таки, мода англосаксов была крайне консервативна. Большинство одеяний носило характерные черты, которые замечены еще в одежде германцев.

 

Плащи англосаксов

Копия рисунка воина из манускрипта эпохи Каролингов, сделанная Дж. Квичерратом в 1875 г. Чешуйчатая кольчуга, скорее всего, не использовалась широко ни франками Каролингов, ни англосаксами; здесь, вероятно, художник предполагал изобразить древнего грека или римлянина. Странный шлем основан отнюдь не на реальности: это изображение подразумевает греческие шлемы, имевшие гребни. Однако щит, меч и крестообразно обмотанные гамаши – стиль того времени. Подобный художественный прием, существовавший в англосаксонской Англии, делает интерпретацию изображенной одежды и вооружения весьма затруднительным. (Королевские арсеналы. Лондонский Тауэр)

Большинство англосаксонских мужчин носило плащ. Вероятно, приблизительно такой же, что и у германцы. Броши для плаща, встречающиеся на всем протяжении англосаксонского периода, являются ординарными археологическими находками. Капризы моды более касаются искусства обработки металла, нежели непосредственно самой одежды. Ранние броши имели крестообразное исполнение выпуклой формы, позволяющее материи протягиваться между скобой и булавкой. Поздние броши были преимущественно круглыми. Можно предположить, что броши имели региональные особенности; так англы, например, предпочитали отличные от саксов формы. Это трудно подтвердить, и, видимо, принимается без доказательств.

Сами плащи были прямоугольными, около 2,5 м в длину и 1,5 м в ширину. Скрепленные на правом плече, как изображено практически на всех современных иллюстрациях, они свисали примерно до колена. Большинство плащей по краям были оторочены расшитой декоративной лентой.

 

Туники

Туника изготавливалась из шерстяной пряжи. Ее обычно носили подпоясанной на талии, чтобы приподнять подол до колен; без пояса подол свисал до икр. Относительно пошива рукавов туники бытует некая полемика: наиболее древние иллюстрации изображают нижние части рукавов присборенными в мелкую складку. Некоторые специалисты полагают, что рукава были достаточно длинными, значительно ниже пальцев, но носились подобранными или собранными в «волны» - и это всего лишь художественная условность.

Ворот туники имел либо квадратную, либо круглую горловину, обычно с вырезом, который застегивался шнуром, брошью или бусами. И хотя имелась возможность соткать нужную вещь любого цвета, англосаксы, скорее всего, отдавали предпочтение незамысловатым оттенкам. Занимательно, что материя, найденная в торфяниках Шлезвига, предполагает, что их родичи, континентальные германцы, предпочитали пестрые или клетчатые расцветки.

 

Гамаши и обувь

Библейский «Голиаф» из манускрипта XI в., одетый по англосаксонской моде. Его меч крепится на узкой перевязи, которая петлей перекинута вокруг плеча, а не под рукой (ошибка художника). Туника типичного для темных веков фасона со сборенными рукавами и декоративной вставкой на вороте, перевязанной шнуром. Маловероятно, что обод щита был металлическим, скорее он был выполнен из твердой кожи, фиксирующей края щита, и затем уже искусно раскрашенной. Фигуры справа одеты в плащи, скрепленные на правом плече круглыми брошами. (Британская библиотека, Ms. Cotton Tiberius C VI)

Гамаши, найденные на родине англов и саксов, обычно принимали форму штанин. Пара, найденная в торфянике у Торсберга в Дании, имела, пришитые к ним следы, с разрезами на лодыжках, что позволяло более легко их надевать. Раздельные гамаши или чулки, вошедшие в моду к X в., иногда позволяли свободно сидеть вокруг лодыжек. Кроме того, икры плотно, а иногда, в зависимости от вкуса, со значительными промежутками, обматывались длинными полосами ткани, на подобие онучам. Древнеанглийский термин для подобных обмоток – wininga; обычно они носились поверх штанин. Обмотки несли двойную пользу - предохраняли складки просторных штанов от изнашивания, а при ненастной погоде защищали от холода и грязи. В походе они были особенно незаменимы.

Англосаксонская обувь сохранилась лишь в незначительных фрагментах, хотя известно, что слова scoh, gesceo и switler на древнеанглийском языке означают кожаную обувь. Наилучшие из наиболее схожих уцелевших образцов – скандинавские; шились они в основном из коровьей кожи. Пояса также изготавливались из кожи, и, обычно, имели ширину не более дюйма (2,5 см) - размер определен исходя из ширины медных пряжек поясных ремней, тех, что дошли до нас, несмотря на то, что сами пояса истлели.

 

Головной убор англосаксов

Стиль одежды англосаксов и викингов легко различим. Двое людей, в центре и справа, в характерных фригийских колпаках (здесь в шерстяных) изображают англосаксов, тогда как персонаж слева, со скандинавским шлемом стиля Gjermundbu у своих ног, представляет англо-дана. Одно из немногих сохранившихся частных англосаксонских писем, написанное в начале XI в., касается двух соперничающих лагерей по поводу носимой одежды. Автор сетует своему брату Эдварду на заимствование «языческих» датских обычаев. Это есть, говорит он, «до того дурное облачение, что ты презираешь свое племя и своих предков, ибо оскорбляешь их, когда рядишься на датский манер, оставляя шею неприкрытой, а глаза не видящими». (Колчестерское общество исторического права. Фото: Маргарет Кей)

Англосаксонские рукописи X и XI вв. часто изображают вооруженных людей, носящих шапку с характерным, склоняющимся вперед остроконечным гребнем. В большинстве случаев, это – колпак, известный сегодня как «фригийский», названный так из-за своего сходства с головным убором периода классицизма. Подобный колпак, дошедший до нас, представляется неким «клеймом» англосаксонского воина. Тем не менее, для того, что бы подтвердить это, имеются определенные проблемы. Многие старые англосаксонские рисунки скопированы непосредственно из каролингских и византийских источников. В этих империях, да и в Риме, где колпак также использовался, он являлся символом статуса свободного человека. Вероятнее всего, что англосаксонские художники рисовали такие колпаки, чтобы подчеркнуть статус воинов, а не для того, чтобы отобразить их истинный гардероб. К тому же, достаточно обоснованно, что «фригийский» колпак, скорее всего, использовался поздними англосаксами именно как символ их социального положения.

В некоторых англосаксонских и континентальных рукописях на «фригийском» колпаке изображались гребни, на подобие петушиных, которые в течение многих лет интерпретировались в виде отличительной черты головного убора англосаксов. А тот факт, что подобные гребни, главным образом, появляются на изображениях библейских персонажей, вообще игнорируется. По всей вероятности - это всего лишь обыкновенные попытки иллюстратора придать колпакам более архаичный вид; византийские рукописи изображают греческие шлемы, оснащенные гребнями, в виде колпаков. С годами, на более поздних иллюстрациях, представления об этих гребнях, видимо, выродились в изображения петушиного гребня причудливой формы.

Даже если фригийский колпак действительно являлся частью одежды англосаксов, материалы, из которых он изготовлялся, не известны. Колпаки, повсеместно изображавшиеся на батальных рукописных иллюстрациях, являют собой, несомненно, цельную конструкцию, возможно, кожаную. Если же, тем не менее, колпаки являлись просто удобным головным убором «технички»2, тогда они, видимо, шились из шерсти или фетра.

 

 

Повседневная жизнь англосаксов

 

«Когда они не ведут войн, то много охотятся, а еще больше проводят время в полнейшей праздности, предаваясь сну и чревоугодию, и самые храбрые и воинственные из них, не неся никаких обязанностей, препоручают заботу о жилище, домашнем хозяйстве и пашне женщинам, старикам и наиболее слабосильным из домочадцев, тогда как сами погрязают в бездействии, на своем примере показывая поразительную противоречивость природы, ибо те же люди так любят безделье и так ненавидят покой». 3

Загадка короткой кольчуги, часть первая. Одеяния двух вооруженных мечами воинов в этой рукописи XI в. представляют определенную загадку. Они, видимо, носили доходящую до пояса броню, которая интерпретировалась как кольчуга, но, возможно, могла являться некоторой формой кожаного доспеха. Женщина слева, олицетворяющая «Роскошь», отдает приказ, чтобы игрок на рожке протрубил сигнал к началу поединка. (Британская библиотека, Ms. Cotton Cleopatra C VII)

Этими словами Тацит описывал инертность повседневного существования германских воинов. Даже написанные за четыре столетия до англосаксонского завоевания Британии, эти замечания Тацита в равной мере относятся и к жизни древнего англосаксонского воина. Земледелие считалось слишком низким занятием для англского или саксонского воина, который чаще отдавал предпочтение охоте или, более того, праздно развалясь дома, трапезе, сну и, уж конечно, выпивке со своими товарищами по ратному делу.

Ранее, когда англосаксы основывали более-менее долговременные поселения, весомая часть тэнов тяготела к работе на земле. Провинциальные тэны, контролирующие призыв пяти гайд, несомненно, следили за ведением хозяйства, и могли оказывать помощь во время страды. И, тем не менее, в раннюю и среднюю эпохи, для полупрофессиональных воинов-телохранителей hearthweru, истинным смыслом жизни являлся длинный зал.

 

 

Жизнь в длинных залах

Загадка короткой кольчуги, часть вторая. Здесь четыре фигуры олицетворяют (слева направо) Эмоцию, Страх, Труд и Силу. «Страх» - воин, экипированный копьем, щитом и неким доспехом, зачищающим тело. Этим «доспехом», интерпретированным как короткая кольчуга, тем не менее, могла оказаться, создающая свирепый вид куртка из косматой шкуры дикого зверя, например, медведя или волка. Обратите также внимание на онучи (winingas) на ногах, фригийский колпак, присборенные рукава и накидку, застегнутую возле шеи, все это – характерные особенности платья X - XI вв. (Британская библиотека, Ms. Cotton Cleopatra C VIII)

Длинный зал или heall являлся центром жизнедеятельности дружины своего господина. Это был дом лорда и его наиболее доверенных воинов, служивших ему в качестве телохранителей и компаньонов. Длинный зал являлся сосредоточием всей социальной деятельности. В пределах его стен лорд и его тэны ели, пили, смаковали, спорили, а иногда и дрались. Узы между ними крепились совместными застольями, пожалованием дорогих даров и вниманием героической поэзии.

Чтобы получить целостное представление внешнего вида королевского длинного зала, нам не стоит идти далее Йеверинга, что в Нортумбрии, где раскопки обнаружили королевский дворец одного из правителей Берники периода раннего христианства. Центральным строением являлся длинный зал. Внутри зала находилось большое открытое пространство с ямой для очага в центре. Длинные прямоугольные столы и скамьи (medubenc) устанавливались для крупных пиршеств, и удалялись, когда компания отправлялась ко сну – обычно, судя по большинству источников, в первые часы после полуночи. Временные перегородки или портьеры из ткани обеспечивали необходимое уединение. Знатные женщины со своей женской прислугой жили в отдельной части дома. Молодые воины hearthweru (известные тогда как «geoguth») и не состоящие в браке знатные тэны жили в длинном зале. Duguth или ветераны, которые были женаты или кому была пожалована земля, должны были жить либо в других строениях, либо в своих собственных поместьях.

Возле длинного зала в Йеверинге находился уникальный «амфитеатр». Он состоял из ступенчатой насыпи, имеющей форму клина, имел сидячие места приблизительно на 120 человек, и, вероятно, служил местом, с которого король Берники обращался к своим приверженцам. (Это, кстати, дает нам еще одно подтверждение оценки незначительной численности hearthweru достаточно состоятельного короля на рубеже 600 г.). Вокруг длинного зала располагались постройки поменьше, предназначенные под складские помещения, дополнительное жилье и цехи, а также под места, которые, возможно, имели языческие религиозные функции. В пределах этого комплекса, являвшегося действующей столицей Берники, королевские тэны жили, кормились, развлекались, упражнялись и подготавливались к войне.

Королевская усадьба X века у Чеддера в Сомерсете, имеющая подобный Йеверингу ряд строений, дополнена лишь каменной христианской часовней. Проза жизни, окружающая королевскую власть, как видим, мало чем изменилась за 300 лет.

Наиболее известный источник о жизни в длинных залах (фактически жизни германского воина вообще) - поэма Беовульф. Точная дата произведения неизвестна, хотя устный вариант, должно быть, существовал на протяжении какого-то времени, прежде чем был записан. По результатам лингвистики, финальная часть, вероятнее всего, дописана в Мерсии во времена царствования Оффы (около 780 г.). Поэма повествует о подвигах Беовульфа, родича и королевского тэна Хигелака Великого, конунга южного шведского племени геатов 4. Хигелак, как известно, пал в 521 г. во время набега на земли народа хетваров, обитавшего в районе Рейна 5. Несмотря на то, что поэма Беовульф зародилась в полу мифическом прошлом, отношения, изложенные в ней, содержат массу всего, что характерно и для Англии конца VIII в.

Изначально, действие Беовульфа происходит в и вокруг, расположенного, вероятно, близ Лейре, что в нынешней Дании, длинного зала конунга данов Хротгара. Длинный зал Хротгара даже имел название, Хеорот, и был покрыт деревянной позолоченной резьбой 6; это было место, известное всему скандинавскому миру. Сюжет Беовульфа, главным образом, основывается на нападениях на Хеорот сверхествественного чудища Гренделя, который, раздраженный отголосками духа человеческого товарищества, царимого в длинном зале, ночами похищает и убивает спящих на скамьях воинов - «душезащитников» конунга Хротгара. Когда Беовульф сразил Гренделя, нападения на Хеорот продолжала его мать, еще более жуткая, нежели Грендель. Для дружины, внемлющей темной зимней ночью в своем родном длинном зале, по сути, готический роман, Беовульф должен был бы обладать особой привлекательностью.

 

 

Пища, выпивка и пиршества англов и саксов

Крундейлский клад, относящийся к ок. 650 г., обнаружен в Кенте и, возможно, является частью платья высокопоставленного тэна или вельможи. Эти предметы выполнены из серебра, золота и перегородчатой эмали. Последнюю технологию, представляющую собой оправку гранатов в золотые ячейки, нетрудно рассмотреть на треугольной поясной застежке. Рыба на этой застежке может являться символом христианства. Это брошь короля, обычно причисляемого к восточным англам; она украшена любопытной смесью языческих голов и христианского креста. (Представлено, благодаря любезности Правления попечителей Британского Музея)

Пища, поглощаемая в длинных залах, обычно, была богата белком и включала значительную долю мяса. Варилась она, как правило, в общих котлах, подвешенных на цепи за стропила зала над ямой для очага, и подавалась в виде мясного отвара; кроме того, на открытом огне, обычно, на металлических рогатинах могли зажариваться целые туши. Колбасы, которые изготовлялись тогда в основном из конины, были известны как mearhaeccel. Хлеб был также общим, и, видимо, имел ритуальное значение: слово «лорд» происходит от древнеанглийского hlaford 7 («опекун хлеба» или «хранитель хлеба»), которое предполагает, что хлеб раздавался согласно обряду хозяином, устраивающим застолье. Приборами для еды являлись, главным образом, ножи (metseax), которые представляли собой уменьшенную копию однолезвенного боевого ножа. Ложки или metesticca изготовлялись из рога, дерева, кости или металла. Вилки были не столь распространены.

Спиртное, великая германская социальная смазка, для тэна имело первоочередное значение. Превыше всего ценилась медовуха, главным ингредиентом которой являлся мед - хотя древнеанглийское слово, заканчивающееся на medu, относилось к любому спиртному напитку. Солодовый эль (mealtealoth) являлся еще одним излюбленным напитком. Сосудами для питья могли служить рога животных с декоративными металлическими накладками. Ввозимые извне стеклянные чаши или кубки использовались для напитков более высокого качества.

Древнеанглийская поэзия часто ссылается на воинов, принимавших участие во всеобщем застолье. Место, занимаемое за столом, отражало величие тэнов и ревниво оберегалось, а иногда приводило к ссорам. Наиболее приближенные к монарху вассалы располагались ближе (что зеркально отражало их дислокацию на поле битвы). Благородные дамы в знак гостеприимства обносили знатных лордов и родичей снедью и напитками.

Пиршество, часто неумеренное, выливалось в посиделки, которые длились день и ночь напролет. Оно являлось одним из основных уз, связывающих присутствующих воедино. Во время подобных застолий зачастую имели место беседы, и нередко принимались важные решения (впрочем, обычно пересматриваемые при более ясном и трезвом свете наступающего дня). Однако, хвастовство, вырвавшееся во время гульбы, о свершении великих деяний в сражении, распространялось на тэна, его произнесшего, как обязательство. Даже притом, что сделанные под влиянием алкоголя клятвы, всерьез не воспринимались. Нередко случавшиеся перебранки и пьяные ссоры, обычно разрешались смертельным поединком.

 

 

Развлечения англосаксов

Набор пряжек поясного ремня и ювелирных изделий из Бархэм Даун, Кент. Эти предметы, датированные VII в., включают римскую монета, в виде кулона; ниже нее - короткая цепочка из керамики и пара практически одинаковых костяных бусинок. (Представлено, благодаря любезности Правления попечителей Британского Музея)

Наиболее воинственно-приближенным занятиям тэна в свободное время являлась охота, в том числе, соколиная, развивающая навыки, полезные в сражении. Добыча состояла из волка, кабана, оленя или мелкой дичи наподобие зайца, выдры и, быть может, бобра. К кролику, по всей видимости, интерес как к дичи начал проявляться лишь после нормандского завоевания, когда укоренилось разведение кроличьих садков. И хотя главным оружием для охоты считалось копье, умелые воины хвастались, что брали кабанов лишь одним мечом да щитом. На гобелене из Байо при загрузке на корабль Гарольда Годвинсона в начале его дипломатической миссии в Нормандии имеется изображение охотничьих собак.

Соколиная охота, похоже, была чрезвычайно популярной, особенно при длительных компаниях, и скрашивала однообразие походной жизни. Некоторые члены hearthweru, возможно, держали взятых соколов даже на поле боя - в поэме Битва при Мэлдоне, один из приближенных эльдормена Бирхтнота выпускает на волю своего сокола лишь перед самым началом сражения 8.

Что касается менее активного времяпрепровождения, то англосаксы, как известно, умели играть в некоторые настольные игры. Они включали варианты современного триктрака, а также девять людей морриса и лису [и] гусей. Шахматы, по всей видимости, не были так широко распространены, как это было среди викингов. Набор игровых предметов, изготовленный из лошадиных зубов, украшенных булавками медного сплава, был найден в языческом погребении англосаксов близ Фаверсхэма в Кенте, но наверняка не известно, для какой игры он предназначался. Тацит упоминает, что германцы увлекались азартной с игрой в кости, да так, что, «потеряв все свое достояние и бросая в последний раз кости, назначают ставкою свою свободу и свое тело» 9. К сожалению, мы не знаем, до какой степени среди англосаксонских тэнов был распространен этот вечный солдатский порок.

 

 

Англосаксонские поэзия и загадки

 

Язычники англосаксы в большинстве своем были малограмотны. Рунический futhork (алфавит) был широко известен, но на деле использовался, в основном для разграничения собственности или изготовления утвари, либо же для создания магических заклинаний. Грамотность ограничивалась, главным образом, церковными клириками, теми, у кого латинский алфавит оставался преобладающим, и теми, для кого рунический futhork являлся нечто большим, нежели интерес к древности. Но, тем не менее, в конце англосаксонской эпохи futhork пользовался широкой популярностью.

Предания, подобные Беовульфу, вряд ли, читались рядовыми тэнами, скорее они цитировались по памяти – должно быть, странствующим рассказчиком, кто, принимая былины близко к сердцу, посвятил свою жизнь их сказанию. Чтения поэмы в длинном зале являлось великим событием. Наряду с развлечением, они давали присутствующим тэнам образец верности, жесткости и долга, которым они будут руководствоваться для подражания.

Другой излюбленной формой развлечения являлась стихотворная загадка. Некоторые из них были грубы, на грани непристойности, хотя обычно с достаточно невинными разгадками, являющимися, как правило, названиями предметов экипировки воина или сельскохозяйственного инвентаря. Хороший пример (но без непристойности) - следующая загадка из Эксетерской Книги:

 

 

Я сирота безродный,    изуродованный железом,
дрекольем исколотый,    по горло сытый бранью,
мечами посеченный,    я часто в драке
бываю, в свалке    не на живот, а на смерть
и не ищу защиты    в нещадной сече,
но в битве я буду    разбит навеки,
молота потомком    измолот буду,
каленолезвым    железом кузнечным
нарезан в крепости:    мой жребий – грядущие
жесточайшие сечи;    залечить, я знаю,
ниединый не сможет    среди людей целитель
рваные эти раны    травным зельем –
плоть моя уязвленная    лезвиями терзаемая
и днем, и ночью    в резне смертоносной
10.

 

 

Разгадка этой специфической загадки – «щит». Известно множество других, почти сотня, сохранившихся лишь в Эксетерской Книге, хотя не все из них разрешимы.

Для тэна, собирающегося отправиться в боевой поход, длинный зал, с его большим центральным очагом, обильными возлияниями и искренним духом товарищества, был крайне привлекательным. Беда приводит рассказ, в котором один из приближенных короля Эдвина сравнивает краткую жизнь человека с полетом птицы в зимнюю ночь через освещенный очагом длинный зал 11. Внешний мир находится во мраке под натиском бури, и длинный зал - единственное приемлемое место для достойного человека.

 

 

 

 

1. Корнелий Тацит, "Сочинения в двух томах", Москва, "Ладомир", 1993, Том 1, стр.356. <текст>

2. кто служил в армии, тот, несомненно, не забудет «техничку» - техническую форму одежды. <текст>

3. см Корнелий Тацит, "Сочинения в двух томах", Москва, "Ладомир", 1993, Том 1, стр.356. <текст>

4. Извеснейщий английский исследователь "Беовульфа" Р.В. Чеймберс полагал, "что геаты (др.-англ. geatas), о которых говорится в тексте, - не кто иные, как гауты (др.-исл. gautar; др.-шв. gøtar), южные соседи шведов. К сожалению, о гаутах мы знаем еще меньше, чем о шведах, а геаты нигде, кроме "Беовульфа" и "Видсида", не упомянаются". [Гвин Джонс, Викинги. Потомки Одина и Тора, М., Центрполиграф, 2003, стр. 26]. В переводе "Беовульфа" на русский язык В. Тихомирова вместо "геаты" используется наименование "гауты". <текст>

5. тому можно найти подтверждения в двух франкских источниках - "Historia Francorum" епископа Григория Турского (ум. 594 г.) и анонимной "Liber Historiae Francorum" VIII в., а так же в английской "Liber Monstrorum" ("De Monstris et de Belluis Liber"), трактате VIII в., посвященном различным диковинам". [Гвин Джонс, Викинги. Потомки Одина и Тора, М., Центрполиграф, 2003, стр. 22]. Вот что по этому поводу пишет Григорий Турский: "Между тем даны со своим королем по имени Хлохилаих, переплыв на кораблях море, достигли Галлии. Высадившись на сушу, они опустошили одну область в королевстве Теодориха и взяли пленных. После того как они нагрузили корабли пленными и другой добычей, они решили вернуться на родину. Но их король оставался на берегу, ожидая, когда корабли выйдут в открытое море, чтобы затем самому последовать за ними. Когда Теодориху сообщили о том, что его область опустошена иноземцами, он направил туда своего сына Теодоберта с сильным и хорошо вооруженным войском. Убив короля [данов] и разбив в морском сражении врагов, Теодоберт возвратил стране всю захваченную добычу". [Григорий Турский. История франков. III, 3, М., "Наука", 1987]. <текст>

6. "Сын Хальфдана Хродгар был стариком во времена, описанные в "Беовульфе", то есть незадолго до гибели Хигелака, правителя геатов, в 520 г. Он жил Лейре на Зеландии в... палатах, звавшихся Хеорот, Палаты Оленя". [Гвин Джонс, Викинги. Потомки Одина и Тора, М., Центрполиграф, 2003, стр. 38]. <текст>

7. «...действительно, слово half-weard («хранитель хлеба») можно очень редко встретить в таком простом виде, обычно это понятие появляется как hlaford (откуда произошло наше полностью потерявшее корни слово «лорд»), превратившись в английском языке в обыкновенный синоним слов «лорд» или «владыка», часто без указания на щедрость главы рода». Джон Рональд Руэл Толкин. Профессор и чудовища, стр. 108, СПб, Азбука-классика, 2004. <текст>

8. см. Битва при Мэлдоне, ст. 5 - 8. В книге «Древнеанглийская поэзия», изд. Наука, 1982 г. <текст>

9. см. Корнелий Тацит, "Сочинения в двух томах", Москва, "Ладомир", 1993, Том 1, стр.363. <текст>

10. см. Загадки (Щит). В книге «Древнеанглийская поэзия», изд. Наука, 1982 г. <текст>

11. "Вот как сравню я, о король, земную жизнь человека с тем временем, что неведомо нам. Представь, что в зимнюю пору ты сидишь и пируешь со своими приближенными и советниками; посреди зала в очаге горит огонь, согревая тебя, а снаружи бушуют зимний ветер и вьюга. И вот через зал пролетает воробей, влетая в одну дверь и вылетая в другую. В тот краткий миг, что он внутри, зимняя стужа не властна над ним; но тут же он исчезает с наших глаз, уносясь из стужи в стужу. Такова и жизнь людская, и неведомо нам, что будет, и что было прежде". [Беда Достопочтенный, Церковная история народа англов, 2. XIII, СП.,"Алетейя", 2003]. текст

 

 

© перевод al_avs

Читать далее →