Новое на сайте

Место "Y Gododdin" в истории Шотландии

Джон Т. Кох | by John T. Koch

 

В течение нескольких лет я уделял значительное время историко-лингвистической работе над Книгой Анейрина (1). В основном это касалось построфных и построчных исследований в попытке реконструировать форму стихов, более древнюю, чем та, в которой они дошли до нас в сохранившемся списке тринадцатого века.

Отчасти это служит подтверждением некоторых элементов той стандартной интерпретации, которую ранее выдвигали такие специалисты, как сэр Ифор Уильямс (1938 и 1982), Кеннет Джексон (1969) и А. O. Х. Джарман (1988). Так, например, я согласен с тем, что в этих стихах прослеживается важное ядро изначального материала шестого и седьмого веков (Koch 1988).

В отношении других мест я выдвинул несколько новых предположений. Так, четырнадцать лет назад я обнаружил свидетельства существования письменных текстов, а также устных изложений, предшествующих началу древневаллийского периода около 750 г. н. э. (Koch 1985-86). В результате более тщательного изучения рассматриваемого свода я выделил три ранних пласта в этом материале, относящегося к додревневаллийскому периоду. Это продемонстрировано на прилагаемой ниже стемме. Самый древний уровень – дохристианский и северный по своему характеру, лучше всего он отражен в той части Книги Анейрина, которая написана в основном на древневаллийском или камбрийском языке (2). Это то, что я называю текстом B2. Второй эпизод творческой активности, который мы можем назвать "вторым переложением" (поскольку к тому времени, вероятно, уже началась письменная передача), случился в Стратклайде около 643 г. н. э. и лучше всего отражен в первых двадцати трех awdlau, скопированных в Книгу Анейрина писцом B. Начало создания самостоятельной новаторской версии, лежащей в основе работы писца А, закладывается в Уэльсе около 656 г. н. э. (3).

 

 

Карта Северной Британии 547-685

 

 

 

К сожалению, из-за масштаба рассматриваемого вопроса и ограниченности места я вынужден здесь приводить скорее общие выводы, а не полностью обоснованные аргументы (4). Поэтому цель данной работы – изложить мои нынешние представления об историческом содержании элегий шестого века и их изначальной передачи в историческом контексте седьмого века. Я сосредоточусь на шести основных отступлениях от устоявшихся представлений.

Во-первых, как я некоторое время назад отмечал в Language Sciences (Koch 1993), и как самостоятельно установил Грэм Исаак (1990), не существовало такого человека, как Mynyδawc Mwynvawr, "господин Горное Великолепие". Эти два слова используются в элегиях неизменно в качестве прилагательных эпитетов. Они, по всей видимости, относятся к дружине, двору и земле Godoδin. Mynyδawc не имеет ни деяний, ни титула, ни рода. Он никто (5).

Во-вторых, если это так, и с Mynyδawc’ом Великолепным как с исторической личностью, пусть даже флегматичной, покончено, то кто же тогда вёл Гододдин в Катрает? Единственная ссылка сосредотачивает наше внимание на "üt Eidïn Uruei" ("Ирфай (Yrfai) judex или правитель Эдинбурга") (6), главенствующее лицо строфы B.28 (=Williams 1938, ок. 1212-20), принадлежащей самому архаичному тексту B2 (7). У этого Ирфая имеется титул, достойные вождя деяния (он напал на Дейру, произносил речи при дворе и ему внимали) и отец. Он был сыном некоего Голистана (Golïstan), который не был guledic, то есть не являлся бриттским сувереном. Сэр Ифор Уильямс (1938, 340) установил, что этот патроним не имеет других упоминаний в валлийском языке (8). Чего Уильямс не сделал, так это не реконструировал имя Golïstan, как это могли бы сделать те из нас, кто изучал Язык и историю ранней Британии (9). В шестом веке форма этого имени звучала как Wolstan, что, конечно же, является англосаксонским именем, вариантом очень распространенного древнеанглийского имени Wulfstan. Таким образом, его носитель действительно не был guledic. Другими словами, я считаю, что лидер выступления на Катрает, правитель Эдинбурга, был англом, по меньшей мере, по отцовской линии. Джексон, выражая общепринятую точку зрения, в крайне националистических выражениях писал о нападении на Катрает как о "крестовом походе бриттов" против "угрожающе растущей мощи англов" (1969, 11, 12). Не опровергается ли эта точка зрения теперь, когда мы признаем Ирфая, сына Волстана, военачальником Эйдина?

Все это подводит меня к третьему отступлению от ортодоксальной точки зрения – битве при Катраете. Хорошо известно, что ранняя валлийская поэзия (Cynfeirdd) помимо "Гододдина" упоминает о военных действиях в этой местности еще в двух источниках. В "Гододдине" (текст А) говорится о мужах, которые отправились в Катрает "с наступлением дня", а в элегии II "Canu Taliesin" почти теми же словами рассказывается о мужах Катраета, собравшихся "с наступлением дня" вокруг своего предводителя Уриена Регедского, чтобы встретить и победить грозную конную армию (Williams 1969). В "Гододдине" (текст А и обе части текста В) говорится, что Катрает стал поводом великой резни, а Moliant Cadwallon («Панегирик Кадваллону») сообщает, что именно кузен и союзник Уриена Гваллауг Элметский стал причиной eilywed ("великой погибели") Катраета (Gruffydd 1978). Более ранний взгляд пытался примирить эти упоминания тем, что Катрает переходил из рук бриттов в руки англов и, возможно, обратно (10). Относительно недавно Дэвид Дамвилл (1988, 3) высказал мнение, что свидетельствам "Canu Taliesin" верить не стоит.

Тем не менее, существует очевидное альтернативное решение. Для того чтобы принять его, для начала нужно перестать рассматривать англизацию постримской Британии в представлениях, которыми Брайан Хоуп-Тейлор сравнивал её с голливудскими ковбоями и индейцами (1977, 294). Другими словами, необходимо отказаться от идеи "англосаксонского завоевания", представленного в виде этнической чистки темных веков в мрачных выражениях Гильды (11). В крупномасштабном англо-бриттском стратегическом противостоянии в постримский период схемы Вортигерн-Хенгист и Кадваллон-Пенда представляются наиболее типичными. Поскольку смута противостоящих сторон Северной Британии в эпоху Великого переселения народов привела к возникновению крупного территориального разделения, я считаю, что в шестом веке более важным было не противостояние валлийского Запада и англосаксонского Востока, а сохранившееся древнее разделение между этнически смешанным внеримским Севером (предшественником Шотландии) и этнически смешанным внутриримским Югом (старой римской провинцией).

Наиболее короткий путь к разгадке разнообразных упоминаний в ранней валлийской поэзии о военных столкновениях в Катраете – не приумножать их и не искажать ни одного из дошедших до нас свидетельства. Сын англа Волстан во главе конного отряда напал на стратегически важный перекресток в Каттерике и с огромными потерями был остановлен в местечке, известном под названием Гвен Истрад. Дейра сплотилась вокруг своего кельтского верховного властителя (12) Уриена и отстояла свою землю. В обеих армиях были носители как бриттского, так и англосаксонского языков. Дошедшие до нас поэтические источники рассматривают одну и ту же битву с противоположных сторон.

При таком трактовании битву при Катраете нетрудно вписать в более широкий исторический контекст. "Moliant Cadwallon" отводит Гваллаугу Элметскому ключевую роль на стороне победителей в Катраете (Williams 1969, xii.21). "Gweith Gwen Ystrat" то же самое повествует об Уриене. Согласно древневаллийским генеалогиям, эти два вождя были двоюродными братьями (13), и, что гораздо важнее, "Historia Brittonum" (§ 63) подтверждает, что они были союзниками. Поэтому не стоит удивляться, что южная коалиция, возглавляемая Уриеном и поддерживаемая его соратником, ветераном Катраета, Гваллаугом, позднее преуспела за пределами Стены. Согласно "Canu Taliesin", Гваллауг атаковал Аэрон, вероятно, Айршир, а Уриен (как нам сообщают две поэмы) незадолго до этого выдвинулся в Аэрон и сражался за удержание этой территории (Williams 1969, xi.21-22, vii.12, viii.22).

Не думаю, что эти упоминания отражают соперничество между Коэлингами, как считает сэр Ифор Уильямс (1938, lix; 1969, xxxviii). Скорее они являются частью единого совместного продвижения за Солуэй союзников из Камбрии и Пеннин. Согласно "Historia Brittonum" (§ 63), Уриен (опять же вместе с Гваллаугом) также двинулся на северо-восток, чтобы осадить бернисийцев в Линдисфарне. Там Уриен был вероломно убит. Эти походы Коэлингов на южное пограничье Стратклайда и прибрежный Нортумберленд можно рассматривать как прямое следствие окончательного отказа Уриена и Гваллауга от попытки Северного альянса переправиться через Тис у Каттерика.

По представлению таких археологов, как Алкок (1987, 221, 255-66) и, особенно, Хоуп-Тейлор (1977), общество между Тисом и Фортом в конце шестого века преимущественно оставалось все еще кельтским, но с мягко проникающим на высшие уровни иерархии небольшим аристократическим англским меньшинством. Именно такой вывод напрашивается после исследований городищ, подобных Йеверингу, и языческих бернисийских кладбищ, и он полностью согласуется с наиболее архаичным пластом текста "Гододдина", каким я его вижу.

Пытаясь уловить эти политические реалии темных веков из разноречивых и фрагментарных свидетельств, легко обмануться современными сильно развитыми национальными и этнолингвистическими представлениями о групповой идентичности. Более того, литературные христианские представления ранних писателей, таких как Гильда и Беда, могут с легкостью привести нас к предположению, что понятия Britannia и gens Anglorum вышли из светского местного сознания. Однако я думаю, что мы ошибаемся, полагая так. Мировоззрение Гильды и Беды определялось литературным жанром origo gentis, если воспользоваться термином Чарльза Эдвардса (1991), и было унаследовано от позднеклассической модели вселенской империи, окруженной варварскими gentes (14). Групповые союзы светского местного мира этих авторов сводились к более мелким институтам – двору, племени, династии. Не было никаких практических причин для того, чтобы более крупные союзы этих небольших групп строились по принципу этнической обособленности. В действительности, исторические свидетельства, которыми мы располагаем за этот период, многократно свидетельствуют об обратном: о верховенстве власти по всем этнолингвистическим направлениям, а так же о внутриэтнических распрях, равных (или даже превосходящих) межэтнические. В качестве обратных примеров можно привести гвинеддско-мерсийское противостояние и непрекращающиеся гражданские войны Гильды (15).

Моя четвертая идея состоит в том, чтобы объяснить, куда делась эта англо-бриттская Гододдин-бернисийская цивилизация. В самых древних пластах текста (отраженных в том, что я называю текстами B1 и B2) Берникия и Гододдин не являются врагами. Как показал Дамвилл, врагом в тексте Ur-'Gododdin' выступала Дейра (1988, 2-3; ср. Charles-Edwards 1978, 64 n. 70). Более того, в тексте A Книги Анейрина встречается одна коллокация, касающаяся армии Гододдина и Берникии (A.47 = Williams 1938, 1.566). Я не считаю её ошибкой переписчика. Когда слагались древнейшие поэтические строфы, Берникия была наиболее англизированной провинцией биэтнического государства Гододдин. Таким образом, возвышение более англизированных вождей Бамбурга и Йеверинга над менее англизированным двором в Din Eidïn – это часть сложной политической истории, а не повествование о ковбоях и индейцах.

Запись obsesio Etin, которую мы встречаем под 638 г. н. э. в "Анналах Ульстера", весьма вероятно, как предположил Кеннет Джексон (1959), является ключевым переломным событием. Однако я не думаю, что осада сыновьями Этельфрита, Освальдом и Освиу в 638 году н. э. высокогорного двора Ирфая, сына Волстана, была просто эпизодом английского покорения бриттов. Как предположил Саймон Эванс (1977), Ur-'Gododdin' была сочинением дохристианским. Наиболее архаичный текст, B2, фактически лишен христианских ссылок. Ur-бард был либо язычником, либо, что еще более важно, творил в рамках светской традиции, еще не успевшей приспособиться к клерикальным убеждениям. Бернисийские англы поколения Ирфая были язычниками. Языком высокой культуры Ирфая и его двора, как бриттонизированного англа-язычника, был светский бриттский язык панегиристов Эйдина. Одного из них мы можем назвать Анейрином.

Столетием позже Освальд и Освиу сделались весьма ибернизированными англами-христианами, для которых языками высокой культуры были древнеирландский и латынь Ионы. Они провели восемнадцать лет в изгнании среди ирландских монахов (16). Вероятно, именно эта внешняя среда, а не более поздние военные успехи, которых они добились при obsesio Etin, предопределила валлийский язык в качестве языка придворной жизни и культуры в Гододдине-Берникии.

Следует помнить, что Беда обвиняет бриттов не в том, что у них не было культурных контактов с англосаксами, а в том, что бриттская церковь не проповедовала им (17). В свете того, что "Historia Brittonum" (§ 63) рассказывает нам о Руне, сыне Уриена, и первом обращении Нортумбрии, обвинение Беды может являться истиной только наполовину. Может быть, бриттские миссионерские центры вовсе не отсутствовали, а представляли собой исторические тупики вследствие противостояния Ионы и Кентербери? Однако позиция Беды открывает определенные возможности, если рассматривать ее вкупе с тем, как Гильда представляет бриттское общество VI века, резко разделенное между латинской церковной ученостью и местной хвалебной поэзией династических дворов (18).

Момент пятый: как и почему Ur-"Gododdin" сохранился после того, как англо-бриттская Гододдин-Берникия превратилась в христианскую Нортумбрию в ее, так называемый Золотой век? Именно Jackson (1969, 64-66) впервые высказал предположение о вероятности стратклайдского эпизода в распространении поэмы "Гододдин", усмотрев в этом возможную роль беженцев из Гододдина, вынужденных переместиться на запад после obsesio Etin в 638 году. Хотя такой факт вполне возможен, он ни в коем случае не является необходимым. Важнейшим героем элегий – как в тексте А, так и в некоторых более или менее архаичных частях текста В – является Кинон, выходец из Аэрона, то есть Айршира (см. Bromwich 1978). Он также связан с атрибутивным существительным Nouant, и я бы согласился с мнением Скене, что это Nouant должно быть птолемеевским Novantae, бриттским племенем Галлоуэя (см. Williams 1938, 125).

Кинон был сыном Клидно. Средневаллийские родословия Gwŷr y Gogledd возводят эту линию к одной из многочисленных ветвей Коэлингов, включавшей Гваллауга и Кинверхингов Уриена (Bartrum 1966, 73). Однако если мы вернемся к древневаллийским генеалогиям из Harley MS 3859, то такой связи не обнаружим. Скорее всего, Кинон и Клидно принадлежат не к коэлингам Стратклайда, а к династии Kynŵydyon (19). И Кинон – не единственный представитель этой династии, получивший известность в "Гододдине". Есть и Кинддилиг, о котором говорят, что он был из Аэрона и народа эновантов (Ënouant) (Book of Aneirin A.66 = Williams 1938, lxvii.A; A.79 = Canu Aneirin, lxxx). Один безымянный герой носит титул Iud Alt, что, скорее всего, означает "правитель Думбартона" (B2.32 =Williams 1938, lxxi.B). Некий отряд героев называется "Rëδyrch gwyr not", что, как я понимаю, означает "выдающиеся мужи Риддерха [из Думбартона]" (A.43 = Williams 1938, xlvi). Другой герой, Хейним (Heinim), по преданию сын Нуитона [Nuïthon] (B2.26 = Williams 1938, xcviii), чьё имя (в более позднем написании Nwyth(y)on) встречается в "Гододдине" у короля Стратклайда шестого века Нейтона, сына Guïþno. (B1.1 = A.78 = Williams 1938, lxxix.A-B; ср. Harleian genealogies, Bartrum 1966, 10). Фактически, в самом раннем пласте элегий единственные четко выраженные династические интересы связаны с династией Kynŵydyon на юго-западе Шотландии. У Гододдина вообще нет династии, тем более, если мы отвергли идею правителя по имени Mynyδawc.

Существуют две возможные причины этого наблюдаемого отсутствия власти. Во-первых, дело может быть в том, что к концу шестого века уже не существовало легитимной племенной династии Гододдина, а были лишь бриттонизированные языческие "воеводы" из англов вроде Ирфая, чьи предки не признавались бриттскими поэтами в качестве gwledigion, более того, вообще не признавались людьми, имеющими какой-либо наследуемый социальный статус. Вторая вероятная причина заключается в том, что элегии попали на запад в глубокой древности и там были отобраны и переработаны в интересах династии Kynŵydyon, поэтому какие-либо притязания в отношении самого Гододдина в тексте Ur-Text покровители Стратклайда, не имевшие к ним никакого интереса, сохранили весьма плохо.

В пользу второй версии говорят неоднократные упоминания Аэрона и его главного героя Кинона. Для Стратклайда Аэрон считался окраиной. Как мы видели, «Canu Taliesin» заявляет, что эти земли принадлежат Уриену, причем словами, предполагающими недавно присоединенное пограничье. Таким образом, выдающаяся роль Кинона в древних элегиях – это не просто благоприятное упоминание родича династии Kynŵydyon, это притязания на приграничные земли, которые еще долго оставались спорными. Поэтому существовала веская причина того, чтобы элегии Гододдина культивировались в большом Стратклайде во время распространения власти Коэлингов на север задолго до 638 г. н.э.

Мое шестое соображение касается так называемой "Интерполяции Страткаррона". Первоначальным импульсом для теории попадания "Гододдина" в Стратклайд послужил этот случайный панегирик из шести строк, с которого начинается часть текста Книги Анейрина, написанная почерком писца B (см. Jackson 1969, 64-67). Этот awdl воспевает победу Эугейна (Eügein), внука Нейтона  Стратклайдского, над Домналлом Брекком Далриатским в битве, произошедшей в декабре 642 года при Страткарроне (20). Несмотря на возражения Дэвида Дамвилла (1988, 7), появление и расположение этого "Strathcarron Awdl", по мнению Джексона, является весомым косвенным доказательством того, что предшественник текста Книги Анейрина (как A, так и первой половины B) ранее находился на попечении поэтов, творивших под покровительством династии Kynŵydyon.

Обычно строфа, связанная с Страткарроном, считается случайным текстовым включением, но ее можно понимать и иначе (21). Как уже говорилось, она чествует событие, произошедшее в декабре 642 года. В тексте писца B она непосредственно предшествует так называемому "Прологу чтеца", в котором говорится об убийстве Анейрина и отлучении бриттской придворной поэзии от земли Гододдин (B1.2 = A.52 = Williams 1938, lv.A-B), следовательно, в этой строфе вспоминаются события, которые можно отождествить с obsesio Etin в 638 году, всего за пять лет до Страткаррона.

 

 

Стемма Y Gododdin

 

 

 

За четыре месяца до Страткаррона Освальд Бернисийский (тот, кто, скорее всего, штурмовал Дин Эйдин в 638 году н.э.) был убит Пендой и его союзниками бриттами (Bede, "Historia Ecclesiastica", iii.9). В течение тринадцати последующих лет Пенда и короли бриттов донимали Нортумбрию, в особенности Берникию, находившуюся тогда под зыбким правлением брата Освальда Освиу (22). Уничтожение династии Берникии и завоевание большей части территории Гододдина Стратклайдом было весьма вероятно в период между Страткарроном в 642 году н.э. и победой Освиу над Пендой при Винведе в 655 году. Сам Страткаррон был бывшей землей Гододдина.

"Пролог чтеца" адресован во втором лице единственного числа некому покровителю, называемому Гододдин, то есть "соплеменник Гододдина". Между тем, нам говорят, что ранее бриттская придворная жизнь в Гододдине прервалась. Так кем же мог быть этот "соплеменник Гододдина" после падения королевства? Можно было бы обратиться к теории об изгнанной из Гододдина знати. Но это было крупное сочинение. В "Прологе чтеца" сказано, что оно декламировалось при дворе среди множества людей, а не в захудалом лагере беженцев. Кроме того, это также было сочинение достаточно важное, чтобы вскоре быть записанным и сохраненным в нескольких версиях, которые в конечном итоге были объединены в Уэльсе.

И почему после падения Гододдина столь влиятельный покровитель пожелал, чтобы придворный сказитель назвал его соплеменником потерянного королевства? Суть моего предположения заключается в том, что этот покровитель сочинения, включающего в себя Страткарронский Awdl, Пролог чтеца и элегии о Катраете, вовсе не был настоящим вотадином. Он оглядывался не на былую славу своего рода, а смотрел в будущее, чтобы узаконить свое намерение присоединить бывшую территорию Гододдина. Я считаю, что этим покровителем был Эугейн (Eügein) Стратклайдский, а непосредственным историческим фоном для того, чтобы эти стихи были собраны в том виде, в каком они представлены в тексте B1, были obsesio Etin в 638 году, смерть Освальда при Мезерфельде/Когви в августе 642 года и битва при Страткарроне в декабре того же года.

Эта вторая версия "Гододдина" служила пропагандой династии Kynŵydyon во время войны с Берникией Освиу между 642 и 655 гг. н.э. 15 ноября 655 года Пенда Мерсийский и его союзники-бритты были разбиты и практически уничтожены Освиу у реки Винвед (23). Стратклайд потерял свою независимость на последующие тридцать лет. В этих условиях версия текста, служившая пропагандой для проигравших, естественно, не смогла выжить на покоренном бриттском севере.

В "Historia Brittonum" (§ 65) рассказывается, что при Винведе спасся один единственный король бриттов. Это был Катгабайл Гвинеддский. Вслед Jarman (1988, lxxiv) я считаю, что первая версия "Гододдина", попавшая в Уэльс, именно тогда прибыла ко двору Гвинедда. И это был текст второй правки, тот, что был составлен по случаю победы Стратклайда при Страткарроне. Он должен был быть актуальным и политически значимым на Севере, когда Пенда, Катгабайл и другие короли бриттов (возможно, включая Эугейна) гнали Освиу в Стирлинг, чтобы взять дань, и искали поэтический прецедент для предстоящего расчленения того, что было Гододдином (24). Именно тогда и именно поэтому, я думаю, валлийский поэт приобрел этот текст.

Версия, попавшая в Уэльс вскоре после Винведа, была общим прототипом как дошедшего до нас текста, написанного писцом A, так и первых двадцати трех строф писца B. Разделение на эти две версии в Уэльсе началось довольно рано, уже в конце седьмого или начале восьмого века. И именно текст A подвергся гораздо более глубокой творческой переделке в последующие века. Если какой-то текст и оставался в Стратклайде на протяжении этих столетий, то, скорее всего, он отражен в наименее модернизированной и наименее камбризированной части текста B (25).

 

 

комментарии

(1) Книга Анейрина – единственная дошедшая до нас рукопись текста "Гододдин", см. Huws (1988). Описание рукописи и её фотографическое факсимиле см. в Huws (1989). Мои ранние публикации по некоторым составляющим этого текста см. в Koch (1980, 1985-86, 1987, 1988, 1991, 1993).

(2) То, что эти последние восемнадцать awdlau ("од"), написанные почерком B представляют собой самостоятельный текст, убедительно доказал Исаак (1993).

(3) Аргументы в пользу этого полностью изложены в Koch (1997, lxvi-lxxx), где моя позиция опирается на позицию Jarman (1988, lxx-lxxv).

(4) Как бы то ни было, этот пробел уже заполнен в работе Koch (1997), где представлены результаты этого нового исследования. Настоящая же работа в значительной степени представляет собой выборочное изложение выводов упомянутой монографии.

(5) Большинство, по крайней мере, других дошедших до нас упоминаний слова mynyδavc за пределами Книги Анейрина можно аналогичным образом прочесть как безличный эпитет. Однако доктор Рейчел Бромвич указала мне, что в валлийской триаде № 31 ("Teir Gosgorδ Aδvy(n) Enys Prydein"), по ее мнению, Mynyδavc понимается как личное имя. Список включает в себя "Gosgorδ Mynyδavc Eidyn, a Gosgorδ Melyn mab Kynuelyn, a Gosgorδ Dryon mab Nuδ" (см. Bromwich 1978, 65). Вторая и третья "дружины" отождествляются с личными именами, поэтому для параллелизма можно было бы ожидать того же от первой. Однако у Mynyδavc снова отсутствует отчество, а предметом триады являются знаменитые дружинники, а не вожди. Сам по себе первый элемент может быть прочитан и как "дружина, известная как Миниддауг из Эдинбурга" или как "дружина из дома, называемого Миниддауг в Эдинбурге". Вариант чтения "Gosgorδ Mynyδavc yg Kattraeth" ("дружина Миниддауг в Катраете") также полностью зависит от слога самой поэмы и неоднозначен в отношении возможного значения слова mynyδavc. Поэтому я считаю это свидетельство неубедительным.

(6) Я считаю, что латинское judex является источником валлийского udd и общего древневаллийского и древнебретонского элемента личных имен iud. Об использовании латинского judex в значении "вождь" или "тиран подчиненный Риму" в период Великого переселения народов см. Schaffner (1984). 

(7) Моя гипотетическая стемма для трех текстов приведена ниже.

(8) Эквивалент имени Wolstan/Golïstan встречается в старобретонском языке у святого Гулстана (Gulstan), подвизавшегося в X-XI веках и происходившего из Британии. См. Fleuriot (1980, 278), Lapidge and Sharpe (1985, n. 921). Отсутствие эпентезы между l и st является обычным для бретонского языка.

(9) Джексон (1953), поистине одна из величайших и по праву влиятельных работ по кельтской филологии в этом столетии.

(10) напр. Gruffydd (1978, 28). Древнейшие свидетельства появления этого слова в современных публикациях – две глоссы к научным работам Беды в Angers MS 477 (897 г. н.э.). Глоссы написаны коричневатыми чернилами более поздним писцом B (или писцами) на смеси древневаллийского и древнебретонского языков. Оба случая встречаются на листе 16a, где оба раза написано eilouet (что может быть как на валлийском, так и на бретонском), одна глосса – "pestilentia", другая – "luem mortemque"; см. Fleuriot (1985, 1: 155-56).

(11) Особенно "De Excidio Blitanniae" § 24.

(12) Я использую термин "верховный властитель" (overking) во многом в том же смысле, что и Хайэм (1992).

(13) Генеалогии из Лондона, Британская библиотека MS Harley 3859: см. Bartrum (1966, 10).

(14) Эта идея была подробно освещена в моей лекции "О происхождении этнолингвистических групп и национальных идентичностей на Британских островах", прочитанной в Государственной библиотеке Нового Южного Уэльса, Сидней, в августе 1993 года. Лекция будет опубликована в виде главы в Koch (готовится к изданию).

(15) Непрекращающиеся гражданские войны Гильды: см. "De Excidio Britanniae" § 26.

(16) Убедительным доказательством ибернизации бернисийской династии служат отрывки из "Historia Ecclesiastica" Беды, включая iii.3, iii.25 и следующий (iii. I): 'iquidem tempore toto quo regnauit Aeduini, filii pr.tefati regis Aedilfridi qui ante ilium regnauerat, cum magna nobilium iuuentute apud Scottos siue Pictos exulabant, ibique ad doctrinam Scottorum catechizati et baptismatis sunt gratia recreati' ("Таким образом, на протяжении всего правления Эдвина сыновья ранее упомянутого короля Этельфрита (правившего до него) вместе со многими знатными юношами находились в изгнании среди гэлов или пиктов, и там были заново рождены в благодати крещения и наставлены в соответствии с учением гэлов").

(17) 'Historia Ecclesiastica', i.22, ii.4, ii .20, v.22.S.

(18) См. в частности знаменитое обличение Гильдой Маэлгуна и его приспешников, "De Excidio Britanniae", § 34. Последние обсуждения см. в Williams (1984) и Sims Williams (1984).

(19) Clydno (= древневаллийский *Cïtgnou) фигурирует в Harleian genealogy § 7 (Bartrum 1966, 10 и n. 7) ошибочно как [C]linog. Более полное обсуждение этой генеалогии см. в Koch (1997, lxi-lxii).

(20) В "Анналах Ульстера" эта битва упоминается под 641 г. н. э. (= 642 г. н. э.), см. Mac Airt and Mac Niocaill (1983).

(21) Jackson (1969, 65) назвал это "чудесным шансом".

(22) К важнейшим первоисточникам по этому эпизоду относятся "Historia Ecclesiastica" Беды и "Historia Brittonum", §§ 64-65.

(23) Bede, 'Historia Ecclesiastica', iii.24; 'Historia Brittonum', § 64.

(24) Основным источником об этом походе на Стирлинг является "Historia Brittonum", § 65. Об идентификации географического названия, древневаллийского Iüdeu, см. Jackson (1981).

(25) О тексте "Гододдин", возможно, пришедшем из Стратклайда в Уэльс в конце девятого века, см. Jackson (1969, 65) и Miller (1975, 273-79).

 

 

 

 

библиография

Alcock, Leslie, 1987. Economy, Society, and Waifare among the Britons and Saxons, Cardiff Bartrum, Peter C., 1966. Early Welsh Genealogical Tracts, Cardiff

Bede, Historia Ecclesiastica. См. Colgrave and Mynors 1969

Bromwich, Rachel, 1978. 'Cynon fab Clydno', in Bromwich and Jones 1978, 151-64

 –, ed., 1978. Trioedd Ynys Prydein: The Welsh Triads, 2nd edn, Cardiff

 – and Jones, R. Brinley, eds, 1978. Astudiaethau ar yr Hengerdd, Studies in Old Welsh Poetry, Cardiff

 –, ed., 1982. The Beginnings of Welsh Poetry: Studies by Sir Ifor Williams, 2nd edn, Cardiff

 –, Jarman, A. O. H. and Roberts, Brynley F., eds, 1991. The Arthur of the Welsh: The Arthurian Legend in Medieval Welsh Literature, Cardiff

Charles-Edwards, Thomas M., 1978. 'The Authenticity of the Gododdin: An Historian's View', in Bromwich and Jones 1978, 44-71

 –, 1991. 'The Arthur of History', in Bromwich, Jarman and Roberts 1991, 15-32

Clemoes, Peter, ed., 1959. The Anglo-Saxons: Studies Presented to Bruce Dickins, London

Colgrave, B. and Mynors, R. A. B., eds, 1969. Bede's Ecclesiastical History of the English People, Oxford Medieval Texts, Oxford

Davies, R. R. et al., eds, 1984. Welsh Society and Nationhood: Historical Essays Presented to Glanmor Williams, Cardiff

Dumville, David, 1988. 'Early Welsh Poetry: Problems of Historicity', in Roberts 1988, 1-16

Evans, Simon, 1977. 'Aneirin – Bardd Cristnogol?', Ysgrifau Beirniadol, 10, 35-44

Fleuriot, Leon, 1980. Origines de la Bretagne, Paris

 –, 1985. Dictionnaire du vieux breton, 2 vols, Toronto

Gildas, De excidio Britanniae. See Winterbottom 1978

Gruffydd, R. Geraint, ed., 1978. 'Canu Cadwallon ap Cadfan', in Bromwich and Jones 1988, 25-43

Higham, Nicholas J., 1992. 'Medieval "Overkingship" in Wales: The Earliest Evidence', Welsh History Review, 16.2, 145-59

Hope-Taylor, Brian, 1977. Yeavering: An Anglo-British Centre of Early Northumbria, London

Huws, Daniel, 1988. 'Canu Aneirin: The Other Manuscripts', in Roberts 1988, 43-56 –, ed., 1989. Llyfr Aneirin, Aberystwyth

Isaac, Graham, 1990. 'Mynyddawg Mwynfawr', Bulletin of the Board of Celtic Studies, 37, 11-13

 –, 1993. 'Canu Aneirin Awdl LI', Journal of Celtic Linguistics, 2, 65-91

Jackson, Kenneth, 1953. Language and History in Early Britain, Edinburgh

 –, 1959. 'Edinburgh and the Anglian Occupation of Lothian', in Clemoes 1959, 35-42

 –, 1969. The Gododdin: The Oldest Scottish Poem, Edinburgh

 –, 1981. 'Varia: I. Bede's Urbs Giudi: Stirling or Cramond?', Cambridge Medieval Celtic Studies, 2, 1-7

Jarman, A. O. H., 1988. Y Gododdin – Britain's Oldest Heroic Poem, Welsh Classics, vol. 3, Llandysul

Koch, John T., 1980. 'The Stone of the Weni-kones', Bulletin of the Board of Celtic Studies, 39.1, 87-89

 –, 1985-86. 'When Was Welsh Literature First Written Down?', Studia Celtica 20/21, 43-66

 –, 1987. 'llawr en asseδ" the Laureate Hero in the War.-Chariot" (CA 932): Some Recollections of the Iron Age in the Gododdin', Etudes celtiques, 24, 253-78

 –, 1988. 'The Cynfeirdd Poetry and the Language of the Sixth Century', in Roberts 1988, 17-41

 –, 1991. 'Gleanings from the Gododdin and Other Early Welsh Texts', Bulletin of the Board of Celtic Studies, 38, 111-18

 –, 1993. 'Thoughts on the Ur-Godoδin: Rethinking Aneirin and Mynyδawc Mwynvawr', Language Sciences, 15.2, 81-89

 –, 1997. The Gododdin of Aneirin: A Text from Dark-Age North Britain, Cardiff

 –, forthcoming. Studies in Irish Origins

Lapidge, Michael and Dumville, David, eds, 1984. Gildas: New Approaches, Woodbridge

Lapidge, Michael and Sharpe, Richard, 1985. A Bibliography of Celtic-Latin Literat1tre 400-1200, Dublin

Mac Airt, Sean and Mac Niocaill, Gearoid, eds, 1983. The Annals of Ulster, Dublin

Miller, Molly, 1975. 'Historicity and the Pedigrees of the Northcountrymen', Bulletin of the Board of Celtic Studies, 26.3, 255-80

Roberts, Brynley F., ed., 1988. Early Welsh Poetry: Studies in the Book of Aneirin, Aberystwyth

Schaffner, P., 1984. 'Britain's Iudices', in Lapidge and Dumville 1984, 151-67

Sims-Williams, Patrick, 1984. 'Gildas and Vernacular Poetry', in Lapidge and Dumville 1984, 169-90

Williams, Sir Ifor, ed., 1938. Canu Aneirin, Cardiff

 –, ed., 1969. Canu Taliesin, Cardiff; English version by J. E. Caerwyn Williams, The Poems of Taliesin, Dublin, 1968

 –, 1982. 'The Gododdin Poems', in Bromwich 1982,50-69

Williams,]. E. Caerwyn, 1984. 'Gildas, Maelgwn and the Bards', in Davies 1984, 19-34

Winterbottom, Michael, ed. and trans., 1978. Gildas: The Ruin of Btitain, Arthurian Period Sources 7, Chichester



Перевод: © britanniae.ru, 2024